ЛУНГ-ГОМ-ПА – БЕГУНЫ ИЗ ТИБЕТА (МАРТ ’18)

Лунг-гом-па – бегуны из Тибета

Лунг-гом-па – бегуны из Тибета

Монахи-марафонцы из Японии очень напоминают лунг-гом-па – бегунов из старого Тибета. О тех ходят легенды, что в трансе они почти летят на бегу по травянистым равнинам, и без остановки могут так двигаться до 48 часов и больше, а в день покрывать расстояния более, чем в 200 миль. И что многие оказываются быстрее лошади, и что их назначение было передавать сообщения между различными уголками страны.

Чтобы получить звание бегуна лунг-гом-па, неофит сперва должен был овладеть сидячей медитацией. Очень большое внимание уделялось контролю дыхания и визуализации образов. Тело должно было ощущаться легким, легче пуха.

Другая техника, которую они должны были освоить – неотрывно смотреть на звезду в небе, не отрывая взгляда. И так из ночи в ночь. После такой практики они получали способность летать как ветер.

Слово «лунг-гом» означает особую тренировку, развивающую необычную проворность и способность к длительному быстрому бегу. Бегуны перемещаются стремительно и без остановки в течение дней. Их не интересуют короткие расстояния. Их конек – длинные и быстрые переходы.

Лама Анагарика Гвинда в книге «Путь Белых Олаков» объясняет, что слово Лунг (произносится как рЛунг) означает состояние воздуха, а также жизненной энергии или физической силы. Гом – медитация, размышление, концентрация ума и души по отношению к определенному объекту. Ум нужно освободить от взаимоотношения субъект-объект. Поэтому лунг-гом-па – это не человек, который может летать по воздуху, а некто, кто может контролировать свою энергию, перенаправлять ее в другие каналы и концентрировать в новых направлениях. Тут выходит на сцену старинное учение о пранаяме. Бегуны следуют идее полного самоотречения, и поэтому никому не дозволяется разговаривать с ними или разглядывать части их тела.

Истинного бегуна лунг-гом-па можно встретить очень редко – не многим доводилось освоить такое искусство. В книге «Маги и Мистики Тибета» Александра Девид Ноэль описывает одну из таких встреч в Северном Тибете. Это дикий, заросший травой район, где в юртах редко живут лишь отдельные племена. Плотность населения очень мала. И замеченный лунг-гом-па оказался единственным, кого Александра со своими спутниками увидели за более чем десятидневный переход. Сперва они подумали, что это отставший от каравана путник, и хотели взять его с собой. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что путник перемещается очень быстрой поступью и является лунг-гом-па. Тибетские спутники Александры предупредили ее, чтобы та не разговаривала с бегуном, ибо беговую медитацию прерывать нельзя, что бог, который сейчас находился в бегуне, может уйти и бегун может умереть.
«Последний подошел к нам совсем близко. Уже можно было отчетливо различить его бесстрастное лицо с широкого открытыми глазами, устремленными ввысь на какую-то точку в пространстве. Нельзя было сказать, что лама бежал, казалось, будто при каждом шаге он воспарял в воздух и двигался скачками, как упругий мяч. На нем было обычное монашеское одеяние и тога — и то, и другое порядком потрепанное. Левой рукой, наполовину скрытой тканью одежды, он держался за складки тоги; в правой был зажат ритуальный кинжал “пурба”. Монах на ходу слегка заносил вперед правую руку с кинжалом, ритмически соразмеряя шаг, и казалось, будто он острием высоко поднятого ножа касался земли и опирался на кинжал, как на тросточку».

Таких бегунов называли также Махекетанг. Махе означает бесстрашного ездового буйвола. Тренировка длилась три года и три месяца в кромешной темноте. Обучаемый должен был сидеть на подушке со скрещенными ногами. При вдохе он наполнял воздухом свое тело. Задерживая дыхание, он подпрыгивал, без помощи скрещенных ног и рук. Так он повторял прыжки все в той же позе. Это делало будущих бегунов очень легкими и почти невесомыми. Тренировка не заключалась в укреплении или наращивании мышц. Цель была достигнуть состояния, когда такие прыжки становились возможными. К бегу можно было переходить только после нескольких лет таких дыхательных упражнений и тренировки. Тогда вся концентрация осуществлялась на ходьбе, ритме вдоха и выдоха, устремлении взгляда всегда вперед, отказе от разговоров. Ничто не должно было отвлекать бегуна от концентрации взгляда на одной точке.

Наилучшими условиями для бега были плоские равнины, пустыни и светлые ночи. С наступлением ночи лунг-гом-па переставал ощущать усталость даже после длительных переходов, и с новыми силами устремлялся вперед. Взгляд должен был быть постоянно устремлен на одинокую звезду. Некоторые бегуны ощущали свое тело таким легким, что даже опоясывались тяжелыми цепями, чтобы не улететь на ветру.

По окончании своей службы лунг-гом-па поселялись в тихом спокойном месте, и остаток жизни посвящали ученикам, медитации и различным религиозным обрядам. Они благословляли или излечивали пришедших и утешали страждущих.

В книге «Дзен Бега» Фред Рое пишет: «Что бы ни относилось к вашему бегу, все ощущения усилия, стараний, соревновательности – это лишь самообман. Нет стандартов и нет побед, кроме радости, которой вы живете в вашем танце-беге». Это утверждение полностью раскрывает сущность бегунов лунг-гом-па и монахов-марафонцев с горы Хиэй. У них нет цели просто бежать быстро или чтобы что-то выиграть. Для них бег – танец. Они полностью сконцентрированы на беге и бег их захватывает. Их отрешенное движение указывает на полнейшую концентрацию и умиротворение ума. Далее Рое продолжает: «наш дух неотделим от тела, также как вода неотделима от потока. Сама вода это поток». Это опять же указывает на то, что бег это танец, и дух бегуна перемещается вместе с ним.

По окончании бега монах-марафонец «становится единым с горами, беспрепятственно летит по тропе. Находит радость практики и все для него становится новым каждый день. Звезды и небо, камни, планеты, деревья – становятся его надежными спутниками. Он получает способность по форме облаков предсказывать погоду на неделю вперед, видеть куда дует ветер, ощущать запах воздуха. Он теперь знает когда та или иная пташка или насекомое начнет свою песнь. И он ощущает особую радость волшебного момента заката Луны или восхода Солнца. Он ощущает себя в центре мироздания». Такое восприятия – вершина понимания мира. Эти монахи достигли просветления очень высокой ценой тех 1000 дней. Но их работа на этом не окончилась. Настоящая практика еще только начинается.

В течение нескольких лет эти монахи восхищали окружающих своими подвигами, которые были возможны в предожидании великого просветления. Сверхмарафонцы сейчас получают на своем пути питье, еду и многое другое, что их поддерживает. Монахи же марафонцы получали только скудную пищу вроде плошки риса, миски супа и горсти овощей. Но они доказали, что когда мы бежим и думаем, что уже дальше бежать не можем, это неверно. И пускай воспоминания о этих бегунах ускоряют нашу поступь. Они прошли через необычайнейший предел, и возможно, однажды остальная часть мира сможет последовать по пути этих талантливых замечательных людей.

Erokhin

Источник: http://planetofrunners.blogspot.ru/2017/03/blog-post_57.html?m=1

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*