МОНАХИ-МАРАФОНЦЫ С ГОРЫ ХИЭЙ (ДЕКАБРЬ’ 17)

Монахи-марафонцы с горы Хиэй

Монахи-марафонцы с горы Хиэй

В Японии на горе Хиэй есть буддистский монастырь Мёо. Там обитают последователи различного вида духовных практик. Одна из них КАЙХОГЁ – горный марафон. Цель – обойти и помолиться по многим святым местам.
Послушник, который «идет по пути к Будде», называется Гёдзя. Чтобы стать монахом гёдзя должен совершить 100-дневный курс кайхогё. С благословения наставника гёдзя получает на руки специальный буклет с описанием всего, что он должен знать о кайхогё, включая схемы маршрутов и перечень святых мест.

Затем дается неделя на подготовку и святое паломничество начинается.

Гёдзя облачается в белую одежду. Вместо пояса повязывает веревку, к которой на шнурке подвешивается нож –напоминание о том, чем должна кончится жизнь в случае, если паломничество не будет завершено. 
На 100 дней дается 80 пар новых соломенных сандалий, и практика начинается.

Правила просты: – не отклоняться от маршрута, – не отдыхать, – все должные молитвы должны быть полностью произнесены, – ну, и не пить – не курить.

Каждый день гёдзя начинается в полночь. Дается скромный завтрак и примерно в 1:30 они начинают свой бег. 40 км каждый день. Святых мест, где нужно приостановится на молитву много. Но присесть за все время можно только один раз.

В монастырь они возвращаются около 7 – 9 утра. Их встречает наставник. После ванны – обед. 

После обеда по надобности им оказывается какая-нибудь помощь. Затем час на отдых, и – за повседневные заботы по монастырю. В 8-9 вечера – отбой и сон. Подъем в полночь. И – все по новой. И так 100 дней подряд.

Иногда киримавари (бег по горам) бывает протяженностью в 54 км. В таких случаях гёдзя сопровождает старший монах. После 54-км киримавари обычно дается на сон целый день. Но 100-дневная программа не приостанавливается.

Все это дается трудно – дрожат ноги, болит спина и бедра, случаются приступы диареи и геморроя. Тем не менее, к 70-тому дню вырабатывается марафонский монашеский шаг, глаза приобретают способность фокусироваться на точке метрах в тридцати по ходу движения, достигается уверенный ритм, правильная постановка головы, плечи начинают расслабляться, спина становится прямой, нос и пупок выходят на одну линию.

Гёдзя, завершивший 100-ный курс, может подать прошение на 1000-дневную программу. Это укладывается в 7-летний срок.

Первые 300 дней – базовые 40-километровые тренировки. На 4-ом и 5-ом годах скорость увеличивается – они бегут 200 решающих дней. По завершении им дозволяется носить посох и специальную соломенную шляпу.

После 700 дней гёдзя предстоит пройти через наиболее трудное испытание. Девять дней надо провести без еды, воды, сна и отдыха. Этот период называется ДОИРИ. Они начинают готовится к диори за несколько недель, ограничивая себя в пище. Во время доири дни проводятся в распевании молитв по 100 000 раз. На пятый день наступает обезвоживание, и дозволяется прополоскать рот водой, но сплюнуть воду нужно всю до капли. Нередко они выходят подышать горным воздухом и как-то смочить свою кожу влагой тумана или росы. Но самое трудно – продолжать бодрствовать и сохранять правильную осанку все эти дни.

Цель доири – поставить гёдзя вплотную перед лицом смерти. За этот период они так близко подходят к смерти, что это обостряет их восприятие жизни. Они «начинают слышать, как пепел осыпается с курительных палочек, воспринимать и различать запах за много километров, видеть как солнечный или лунный свет проникает в храм». Физиологи, которые исследовали тела гёдзя в конце седьмого дня, обнаруживали в них много симптомов трупов. Теперь гёдзя начинают ощущать возможность преображения. Из их тел уходит все – хорошее, плохое и нейтральное.

Один из родственников гёдзя как-то заметил: «Я всегда считал Буддизм предрассудочной ерундой. Но это все до того момента, когда мой брат вышел из Мёо после доири. Он настоящий живой Будда».

Раньше доири длился 9-10 дней, и почти все монахи умирали. Поэтому период сократили до 7 дней. Также доири опасно проводить летом – нередко из-за жары и отсутствия воды тела начинали разлагаться изнутри.

Последний год 1000-дневной практики включает в себя 100-дневный период. Каждый день гёдзя пробегает по 84 километра. На это у них уходит от 16 до 18 часов. И это каждый день. Теперь наряду с посещением и поклонением святым местам они должны благословлять сотни людей, встречающихся им на пути. Люди начинают следовать за ними, веря, что благость гёдзя может перейти и на них.

Стодневный период очень похож на то, что было в самом начале духовного пути, и он быстро завершается. Теперь их начинают называть Дайгёман Адзяри, что означает «Святой Мастер Высочайшей Практики».

И последнее посвящение – пост со 100 000 молитвами и огненная церемония, осуществляющиеся через 2-3 года по окончании 1000-дневного марафона.

С 1885 года было 46 таких монахов-марафонцев. Удивительно, как они выдержали такое 1000-дневное напряжение. Все эти годы на сон выделялось минимальное количество времени, и они выработали способность набирать сон урывками в моменты вынужденной остановки, будь то красный свет светофора или что-то подобное. Во время бега они приобретали способность отдыхать частями тела, на данный момент не задействованными в процессе.

Erokhin

Источник: http://planetofrunners.blogspot.ru/

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*