КВАНТОВАЯ ПСИХОЛОГИЯ. КАК РАБОТА ВАШЕГО МОЗГА КОНТРОЛИРУЕТ ВАС И ВАШ МИР(ОКТЯБРЬ’ 20)

(продолжение)

СОЗДАТЕЛИ ЗВЕЗД
Теорема Белла утверждает, что если две частицы, когда либо входили в контакт, то между ними существует вид нелокальной связи. Классический вид нелокальной связи – магия (гомеопатическая и контагиозная). Шаман, заполучив прядь волос, может воздействовать на психику человека. Выходит передовая наука вернулась к самым «примитивным» идеям.
Все доквантовые модели мира, в т.ч. теория относительности Эйнштейна, предполагали, что любые корреляции требуют связей. Уравнения квантовой механики имеют большой изоморфизм с наблюдаемой вселенной. Это факт, т.к. эти уравнения лежат в основе около 90% современных теорий повседневно используемых технологий – в телевидении, атомной энергетике, компьютерах, молекулярной биологии генной инженерии и т.д. Если бы в них был изъян, вокруг нас каждый день что-нибудь бы взрывалось. Квантовые уравнения имеют подтверждения во всех отраслях научного знания. Человек может наблюдать мир и изоморфизм между этим миром и квантовой математикой
Доквантовая модель мира предполагает, что корреляция требует связей. Если А делает пинг, а затем Б делает понг, то между А и б возникает связь. Если же реакция «пинг-понг» будет продолжаться, это покажется сверхестественным. В ньютоновской физике связь между пинг и понг – механическая и детерминистская (А бьет, Б принимает). В термодинамике – механическая и статистическая (объекты А подпрыгивают и бьют объекты Б и те тоже прыгают)
В электромагнетизме связь выступает, как взаимодействие полей. В теории относительности – как результат искривления пространства, которое мы называем «гравитацией», но в любом случае корреляция предполагает связь. За простую модель мира физики брали бильярдный стол, где шар приходил в движение под действием механики, наклона стола. полей или геометрии, но без причины двигаться не может.
Начиная с 20-х годов нелокальные эффекты в квантовой физике, корреляция без связей, казались единственным объяснением, почему в некоторых случаях субатомные системы ведут себя определенным образом. Белл математически доказал, что если в наблюдаемом мире действует квантовая математика, то нелокальные эффекты должны иметь место. Если в нелокальных эффектах нет связей, объясняющих корреляцию, мы имеем в виду, что нет «причины». Например бильярдный стол без игроков, нет магнита, нет землетрясения – и вдруг бильярдный шар А поворачивается по часовой стрелке, а шар Б против часовой стрелки – причины нет, почему шары поворачиваются. Или другой пример, два человека-близнеца в разных городах, один из которых в красных, а другой в зеленых носках, когда один меняет красные носки на зеленые, то другой моментально зеленые меняет на красные. Сигнал идет со скоростью света и еще не достиг близнеца. Здесь налицо квантовая корреляция. Можно вмешаться в событие и сделать так, что один меняет носки специально, то другой делает то же самое все равно мгновенно. Магия опирается на теорию причинности, но корреляция без связи не укладывается ни в одну теорию причинности.
Магия допускает «астральные путешествия». Нелокальная же корреляция – это информация без перемещения. Юнгианская синхроничность содержит подобную нелокальную и некаузальную корреляцию. Философия Аристотеля и теология содержит антропный принцип, т.е. то, что наша вселенная специально предназначена для людей. Группа ученых пришла к выводу. Что если какую-либо физическую константу изменить всего на 0,01%, то человек вообще не смог бы появиться. Профессор Пол Дэвис в книге «Случайная вселенная» с математической точностью пришел к выводу, что если взять модель ЭУГ, то существует множество вселенных, где нет человека и немного, где он есть.
Если квантовая теория не вырождается в солипсизм, как утверждали сторонники копенгагинизма, то нелокальные корреляции должны существовать во вселенной так же, как они существуют в математических вкладках. Нелокальные корреляции должны существовать не только в пространстве, но и во времени, и тогда они просто упраздняют нашу концепцию линейной причинности. В результате мы имеем обратную временную причинность, для корреляции фотона, отправившись в прошлое допустим на миллион лет назад к его двойнику. Мы ошибаемся, думая, что прошлое имеет существование «где-то там». Любая модель прошлого либо способна, либо не способна решить сегодняшние проблемы. Нам нужна модель, в которой настоящее может изменить прошлое. Для этого нам нужно изменить систему языка на язык прим, без слов «есть» и «является». Используя идентификационное «является», мы приходим к бесконечным парадоксам и к модели, которую может принять только душевнобольной.
Мы подошли к миру, который изменяется в прошлом, настоящем и будущем каждый раз, когда мы производим измерения и наблюдаем его. Доктор Герберт спрашивал, откуда у измерений такая «магическая сила», поэтому нам нужна модель мира с обратной причинностью, иначе мы будем противоречить фактам квантовых экспериментов. Но модель еще не является миром, а только нашим предположением мира. При помощи экспериментов мы выбрали эту антропную вселенную. Эти эксперименты совершают нелокальные путешествия в пространстве-времени и вселенная вокруг нас становится антропной, где люди могут существовать, мы создали ее для себя.
Своими опытами мы создаем наблюдаемую вселенную при помощи опытов, которые подчиняются антропной идее, а не любой другой неантропной. Но это не одно и то же с нью-эйдженским лозунгом: «Ты создаешь свою собственную реальность». Уиллер отрицает, что мысль, разум или сознание связаны с этой замкнутой каузальной цепью. Только ядерные эксперименты способны влиять на частицы, которые нелокально настраивают Большой взрыв на создание нас и нашего мира. Идея сверхестественной фигуры «конструктора» отпадает, мы люди – создатели вселенной. Мы состоим из атомов, молекул, частиц и волн и содержим квантовую неопределенность, находимся в состоянии «может быть» до тех пор, пока не сделаем выбор в экзистенциональном смысле. Когда выбор сделан, квантовая неопределенность коллапсирует. Вектор состояния коллапсирует каждый раз, когда приходит информация в данный мир, в данный туннель реальности. Сигнал информации разрушает вектор состояния. А мир, в который не пришла информация, находится в состоянии «может быть». Но все это существует лишь в наших понятиях, тогда как эйнштейновская относительность существует в показаниях приборов. Квантовая неопределенность коллапсирует, когда есть наблюдатель. Конструктор появляется в качестве меня, вас и того парня.
Эдингтон в «Философии физической науки» написал: «Мы обнаружили странные следы на берегу, создали много теорий, чтобы их объяснить. И что же ? Это мы сами. Квантовая теория имеет дело с вероятностью, а не с определением. Единой глубокой реальности, лежащей в основе мира, без учета нас, нашей нервной системы и других инструментов, не существует. Мы никогда не сможем доказать ее существование. Любое научное экзистенциональное или феноменологическое утверждение сообщает нам лишь как наша нервная система и другие инструменты воспринимают события в пространстве-времени
Что такое «здравый смысл» ? Опять же на примере кота: «Чертов кот либо жив, либо мертв, даже если ящик не откроют. Все началось в 1935г., когда нобелевский лауреат Эрвин Шрёдингер сформулировал проблему, – случай с котом, который одновременно и жив и мертв. Западный человек видит мир через аристотелевскую определенность «да или нет». Квантовая физика имеет дело с неопределннностью поэтому мы всегда имеем дело с любой вероятностью от 0% до 100%, но во многих случаях вероятность бывает равна 50%. Допустим эксперимент проводит Вигнер, а его друг сидит в коридоре. Для удобства примем время 10 минут, через 10 минут произойдет событие А или Б, вероятность 50%. В клетку с котом поместили шарик с ядовитым газом, который может взорваться. До того, как мы откроем ящик вероятность, что он будет жив через 10 минут 50%, что мертв тоже 50%. На аристотелевском языке кот одновременно является живым и мертвым до тех пор, пока мы не откроем ящик. Мы ускользнули от других интрепретаций проблемы кота Шредингера, однако загадка остается. Фон Нейман сказал бы, что вектор состояния в этом случае имеет три значения и может коллапсировать двумя способами, после того, как Вигнер откроет ящик, кот жив и кот мертв. Но для друга Вигнера событие будет коллапсировать только после того, как тот откроет дверь и сообщит ему о событии. По модели ЭУГ событие не имеет коллапса кот находится в состоянии вероятных множеств, eigenstate, которые однако не могут существовать в пределах одного и того же пространства, они существуют в различных вселенных.
Если утверждение нельзя проверить, то оно бессмысленно. Как только мы заглянем в ящик «здравый смысл» и «аристотелевская» реальность исчезают и появляется операциональная неаристотелевская реальность. При проверке мы вступаем в область науки экзистенциализма и высказываний, имеющих смысл. Без проверки мы останемся в области шума, много слов, но нет смысла. «Здравый смысл» нам говорит, что земля плоская. Неаристотелевская логика имеет дело с экзистенционально-операциональной вероятностью. Аристотелевская – с определенностью, а она не всегда есть, и она подсознательно программирует нас на выдумывание фиктивных определенностей. Погоня за фиктивными определенностями лежит в основе всех идеологий и религий.

НЕЛОКАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Ни один вид энергии не может перемещаться со скоростью больше, чем скорость света. Скорость света – 20 наносекунд.
Эйнштейн был не согласен с Копенгагенской конференцией и его спор с Бором длился 20 лет. Квантовая механика не является законченной теорией субатомного мира, вполне возможно, что когда-нибудь войдет в жизнь новая квантовая теория. Неопределенность может попросту свидетельствовать о незавершенности квантовой механики. Спор Эйнштейна вылился в гипотезу о скрытой переменной.
Если когда-нибудь мы сможем изучить в лаборатории царство скрытых переменных – невидимый субквантовый мир, – мы сможем объяснить, как вектор состояния «коллапсирует» от вероятности до измерения к определенности после измерения. Тогда мы сможем сказать, что это сделали скрытые переменные, а не само измерение или сообщение о нем, как в аргументе Вигнера.
Скрытые переменные имеют два недостатка. Они предполагают существование аристотелевских «сущностей», платоновских «глубоких реальностей» и других метафизических единиц-«призраков». Скрытые переменные все еще остаются неопределенными и превращаются в «бессмыслицу» или «шум».
Эксперименты доктора Аспекта показали, что нелокальная корреляция существует под действием некоей скрытой переменной, однако сама скрытая переменная не обнаружена. С точки зрения доктора Бома эксперименты Аспекта опровергли идею лишь локальных скрытых переменных, но подтвердили идею нелокальных скрытых переменных. Это значит, что два события имеют нелокальную корреляцию, связь между ними будет сохраняться без сигналов, без участия полей, механических сил, энергии и других причин. В экспериментах Аспекта фотоны на двух концах экспериментального прибора сохраняли корреляцию Белла при каждом измерении, хотя оно проводилось в последние 10 наносекунд, меньше скорости света. Ни один вид энергии не мог передать сигнал от одного фотона к другому и образовать связь. Таким образом локальные скрытые переменные не могут иметь к этому отношение.
Доктор Бом назвал видимый мир явным развернутым порядком, который образует четырехмерный континуум. Видимый мир размещается в пространстве-времени и каждая его часть имеет определенное место. Эта модель соответствует аппаратному обеспечению компьютера и нашему головному мозгу. Далее доктор Бом постулирует подразумеваемый свернутый порядок. Его невозможно обнаружить ни в данной точке времени, ни в пространстве. Только явные результаты этого порядка обладают локальностью. Сам он остается нелокальным. Этот субквантовый мир напоминает глубокую реальность, отвергнутую Нильсом Бором. Эта модель похожа, но не соответствует классической глубокой реальности в аристотелевском смысле.
В повести Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту» описывается тоталитарный режим, где были сожжены все книги, но люди выучили их наизусть и передавали устно. Таким образом эти книги стали частично нелокальными и недоступны пожарникам. Разговор по телефону превращает на одном конце звуковые колебания в электрические и радиоволны, а на другом конце наоборот электрические и радиоволны превращает в звуковые. Психосоматическая медицина избавляется от мнения о разделении души и тела, модель Бома также подрывает традиционный дуализм сознания и материи.
В нелокальном свернутом порядке информация не может обладать локальностью, но проницает и трансцендирует все локальности. Доктор Капра в «Дао физики» принял бомовскую нелокальную модель квантовой теории, в то время как ряд физиков приняли модель ЭУГ или копенгагенскую. Квантовая теория утверждает то же, что утверждает даосизм и буддизм. Сознание не находится в головном мозге, мозг лишь делает настройку этого нелокального сознания.
Источник:
Один комментарий
  1. cabinet-mosenergosbyt.ru 13.10.2020 Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*