АГАСТЬЯР: “АПРИОРИ – ЗАКРЫТАЯ ЛАБОРАТОРИЯ”. ГЛАВА ИЗ КНИГИ. (МАРТ’16)

  «АПРИОРИ – ЗАКРЫТАЯ  ЛАБОРАТОРИЯ»

автор: Агастьяр

«Эта планета с самого начала своего существования была предназначена для различных инсценировок. С тех пор на ней постоянно происходят эффектные постановки».

«Шива Сварадайя» (ст.200)

 

«Йоги всегда бдительны. И эта бдительность и есть поклонение Абсолютно Чистому Сознанию».

«Йога – ВасиштХА» (гл. 92)

 

quadski_1А-а-ах-х-х! Шлейф воды на зеркало озера. Полный газ, прямая 300 метров. Резкий разворот на 180 градусов. Полный газ, прямая 100 метров, поворот – петля. Когда твое тело владеет виртуозно техникой какого-нибудь навыка, и ты «отпускаешь» его «вне ума», начинается творческая импровизация. Начинается полет, начинается танец. Что-то внутри тебя – только наблюдатель.

А-а-ах-х-х! Шлейф воды. Полный газ, прямая 300 метров, резкий разворот на 180 градусов, фонтан брызг, как подрезанная лавина. Тормоза придумали трусы! Словно жеребец, вставший на дыбы, моя «Ямаха» сходит со своего металлического ума в этих поворотах. А-а-ах-х-х! Шлейф воды на зеркало озера. Полный газ, прямая 100 метров, резкий разворот на 180 градусов. Если разогнавшись по прямой перед поворотом сбросить газ, погасив скорость, потеряется весь смысл, поэтому, я, слившись с «джетом», ставлю корпус его на ребро, как лыжник перед пропастью тормозит кантом, как конькобежец – острием конька. На «стоячем» водном мотоцикле это можно сделать, заваливая аппарат всем корпусом в повороте, практически касаясь воды плечом. А вокруг – ни души.

А-а-ах-х-х! Фонтан воды на зеркало озера. Полный газ, прямая 100 метров, резкий разворот на 180 градусов. Я – неведомая птица, парящая над водой. Такая же картина от этих галсов, когда сверху с вертолета снимают горнолыжников на «фрирайде». Только у них – нетронутый снег, а у меня нетронутая гладь июльского вечера. Прямая, разгон, поворот. Пена воды, брызги. Теплый ветер обхватывает обнаженное тело. Прямая. Разгон. Поворот. Прямая.

Когда летнее солнце садится за горы, бывает очень тихое водное зеркало. Вот тут-то я и выезжаю. Тугой, благоухающий летними запахами воздух, треплет волосы и обволакивает меня пахучей лентой. Трение воздуха своими струями пронизывает каждую клетку кожи. Запахи нагретых за жаркий день сосен, луговых цветов и испаряющейся воды образуют опьяняющую смесь.

Эти несколько уральских озер, зажатых горами, со скалистыми островами и заросшими берегами – мой безумный Космос, летящий мне навстречу. Одно озеро переходит в другое, как созвездие в созвездие – вроде бы разные – да неразрывное целое.

А-а-ах-х-х! Шлейф воды на зеркало озера. Если бы меня кто-нибудь резко спросил – «кто я?», «где я?», – я не смог бы ответить. Я был – ВСЕ. И от этого капельки эндорфина, вместо пота, нектаром колокольчиков звенели повсюду. А-а-ах-х-х! Любой, посмотревший на меня со стороны, подумал бы: «Вот придурок, гоняет». А для меня – это медитация. Внешне – тело что-то делает, внутри – тишина, и как звук падающей капли – мантра. В этой тишине – незаметный, неуловимый наблюдатель сконцентрировал свое внимание на чакрах. Вдох – сверху вниз удар молнии в корень светящегося шара. Вспышка света. Выдох – поток энергии снизу вверх. Поток света. Шар чакры с каждым вдохом выдохом – все ярче и ярче. Чакры – как бусы на оси позвоночника, как цвета радуги, как музыкальные ноты. На острие моего сосредоточения – струны Вселенной. Сначала корень чакры наливается свечением, потом лепестки, затем форма тела, потом аура вокруг тела, потом неслышный хлопок – всплеск и ты растворяешься в бездонных небесах. На какой чакре концентрация – с тем элементом и происходит слияние. Больше- ничего вокруг.

Моя послушная водная машина вынесла меня на середину многокилометровой чаши озера, окруженного горным хребтом. Оранжевый закат подсвечивал синеву гор. Красоту и величие хрупкого Мира. Голубой шар горловой чакры становился все больше и больше, и я восторженно наблюдал, как эта энергия, выйдя за пределы моего тела, заполняла огромную чашу озера, ударяясь в края хребта. Я наблюдал, как энергии в позвоночнике встречаясь в горле, открывали окно сине-голубого пространства, поглотившего меня и мгновенно заполнившего собой сферу в несколько километров. Как будто я заполнил собой все вокруг.

Именно в этот момент произошло ЭТО. Электрический разряд ужаса прошил мой мозг. Позвоночник напрягся, вытянулся, по коже прокатился холод, подымая каждый волосок и растекаясь мурашками. В ушах послышался нарастающий шипящий шум, будто на меня сверху падал айсберг, сдавливая перед своей махиной упругий воздух. Я поднял голову вверх и еще больше оцепенел. На меня пикировал боевой космический корабль. Сначала звездочка на небе, затем яркая звезда, затем светящийся болид, затем проступили контуры тарелки. В атакующей тарелке – лицо пилота. На лице пилота – четкость действий, автоматизм, военный азарт, злобная надменность. В такие минуты включаются другие отделы мозга. В доли секунды проходит колоссальный поток информации, недоступный людям в обычном состоянии. Я увидел его руку, лежащую на пусковой кнопке, я почувствовал мощь того оружия, которое сотрет меня через мгновение в «нанопыль». И все это одномоментно, и каждой клеточкой моего естества…

Вдруг пальцы моей правой руки сжались в определенную форму мудры и рука описала дугу по направлению к смерти, как щитом против пикирующего корабля. Привычное мое сознание в этом не принимало ни какого участия, скорости происходящего были для него не досягаемы. В это то же мгновение как будто что-то схлопнулось. Излучение уничтожения свернулось и тарелка резко выйдя из атакующего пике буквально за секунду превратилась в яркую точку на небе, а потом и вовсе растворилась, не оставив следа. Вот только тогда «заработал» понятийный ум, пытаясь понять,- что произошло?». Ни фига себе, – «гениально» сформулировал он, неторопливо перерабатывая только что пережитое в слова и понятия. Аналогий в его «файлах» не обнаружилось… И понеслось! Почему-то представились две толстые тетки в синтетических купальниках. Одна другой говорит, показывая на прибившийся к берегу одинокий водник: «Еще один осел нажрался и утонул». Другая ей поддакивая: «Да тьфу, ну и поделом, Зин, возомнили о себе Бог знает что!».

Что-то во мне сработало четко и точно. Все пронеслось на огромных скоростях. Обычный ум даже «мяу» сказать не успел. Одно я понимал – это «что-то» и спасло меня. Оказывается мир, который люди сами себе навыдумывали – отнюдь не таков и очень непростой. Кто-то задал параметры, очертил границы и стоит на страже. Блюстители начеку. Наверное, один из «кроликов» вышел за пределы дозволенной нормы. А может за «контрабандиста» меня приняли, который залез на запретную территорию, опять же за «крольчатиной»…

Что сказать? Высокотехнологичная у нас среда обитания. Ну, в общем – априори – закрытая лаборатория… А-а-ах-х-х!

 

«Априори – закрытая лаборатория» – термин предложенный В.Г. Ажажой (ведущим российским уфологом), обозначающий мир людей на планете Земля.

 

«Высокотехнологическая среда обитания» – термин предложенный К.К. Быструшкиным (российский астрофизик).

(глава из книги Агастьяра “Благодать Байкала или сказ про одну садхану)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*