ПРАКТИКА В СЕРДЦЕ ГИМАЛАЕВ (ДЕКАБРЬ’ 18)

ПРАКТИКА В СЕРДЦЕ ГИМАЛАЕВ

Интервью с учеником Пайлота Бабаджи – Митрой

Автор: Виктория Романенкова

(продолжение, начало в ноябрьском выпуске)

GdaVQZHa2jIВ.Р.: Митра, а была еще и “темная” часть ретрита? Расскажи о ней поподробнее. Борьба с темными силами внутри себя? Препятствия? Или же ты прошёл через так называемый «темный ретрит»?

 

М: Да, была ещё и темная часть ретрита. Насчёт “тёмных сил” я промолчу или улыбнусь, так как это расхожая тема для “всезнающих” эзотериков. Замечу лишь, что тёмной, негативной какую – либо энергию делает наше сознание, оно интерпретирует какие – либо события или явления как негативные или позитивные в зависимости от того, нравится что – то или нет. Энергия не предвзята, она есть просто некая нейтральная сила, а предвзятой она становится из – за тенденций нашего сознания что – то рассматривать как хорошее либо плохое.

 

Тёмным ретрит называется оттого, что он проходит в темноте. Ещё по дороге в ашрам Гуру в Харидваре, я разговорился в автобусе с московской ученицей Пайлота Бабаджи, с которой мы очень быстро нашли много общего и скоротали ухабистую дорогу по серпантину над пропастью за разговором о ретритах и духовной практике вообще. Она оказалась зрелой практикующей, имеющей опыт практики в затворе, в том числе и в тёмном.

 

По её совету уже в Харидваре я купил жменю маленьких гвоздиков, которыми торгуют прямо на улице, на земле индусы, заплатив какую – то неприлично большую сумму в рупиях за это жалкое количество металла. Ничего не поделаешь, гвозди индусы ценят и страстно отстаивают свою цену!)

 

Прибыв в ашрам Уттаркаси и обратившись к управляющему, я удостоился лучшей комнаты под номером 31. Надо же, квартира у меня дома тоже под номером 31! Это был определённый знак, и я согласился на неё, попросив время, чтобы присмотреться и подумать, поскольку имелась возможность выбирать.

 

Сев медитировать в этой единственной ухоженной комнате во всём ашраме (по косвенным признакам там практиковал какой – то соотечественник из Украины, оставив номер чистым и готовым для практики) я погрузился в медитацию. Сила просто накрыла меня, и я просидел в этой намоленной комнате два часа, понимая, что грохот бурной Ганги за дверью вовсе не помеха, а сила реки вынесет из меня весь так называемый негатив!

 

Это было вечером и уже на следующий день, набрав в других комнатах одеял, я начал прибивать их маленькими индийскими гвоздиками с помощью камушка с берега Ганги к рамам окон и двери. Это была ещё та медитация! Золотые по стоимости индийские гвозди охотно гнулись и упорно не желали углубляться в дерево.

 

Это меня лишь раззадоривало, слегка ворча и поругивая непонятно кого, я всё же ухитрился забить все три окна с двух сторон и занавесить дверь. Комната для аскезы была почти готова, но теперь встал вопрос о её вентиляции, ведь окна и форточки не открывались!

 

Благо, гениальные индусы, которые строили ашрам и эту комнатку в частности, поставили такую дверь, что в ней была приличная щель сантиметра три внизу, что позволяло, прикрыв её матами для сидения устранить попадающий свет, сохранив при этом возможность прохождения драгоценного воздуха.

 

И ещё огромным подспорьем для выработки памятования себя были низкие проёмы этих самых дверей. Чтобы не снести себе пол головы вместе с сахасрарой и прочими центрами, приходилось каждый раз кланяться творческому гению строителей.

 

Я уж не говорю про крышу. Изощрённый Гималайский фэншуй позволял всякий раз трогать потолок, слегка лишь подняв руку, проверяя степень перегрева от солнца.

 

Я делаю такие отступления для описания ретрита не просто ради шутки, просто я отслеживал уже в процессе подготовки комнаты свою работу сознания. Она, эта работа была критичной, западно – ориентированной на порядок и чистоту, на порядочность и честность, на приверженность правилам дорожного движения, торговли на улицах, строительным нормам, которые мягко говоря, просто отсутствовали в Индии.

 

 

Приехав в Индию впервые, вы получаете шок, и у вас в уме будет постоянно висеть вопрос: как так можно жить? Ведь, совсем не трудно всё облагородить или, как минимум, не портить природную гармонию!

 

И вот с таким вот умонастроением я засел за медитацию в ретрите. Не могу сказать, что лишь об этом только и думал, но всё же, непроизвольно думал. Критичность и способность всё оценивать сидели в крови и часто завладевали сознанием, ведь у каждого медитатора свой джентльменский набор трудностей. Как здорово, что все мы очень разные, иначе все быстро сошли бы с ума от интенсивного однообразия реальности!

 

Возвращусь к теме.

Это был мой первый тёмный ретрит и я пристально всматривался в свою глубину, пытаясь реально оценить оком божественного судьи, какой же срок себе назначить, выражаясь лагерным жаргоном – для “отсидки”.

 

После некоторых сомнений, молитв и медитации я получил срок в 21 день. Из предыдущего опыта ретритов или тапасьи (аскезы) я знал, что важно выбрать тот срок или ту аскезу, на которую ты способен, чтобы реализовав, её обрести Силу, пользу, результат, а не разочарование в своей слабости и неспособности.

 

У каждого свои возможности на данный момент времени. Так, узнав про практику святых сиддхов, медитирующих годами в снегах без еды и тепла, мы поймём насколько мал наш уровень преданности Истине, насколько мы полны ограничений – тело очень хочет есть, его постоянно надо водить в туалет, мыть, поддерживать баланс энергий в нём, тренировать как следует во избежание болезней, лечить, если возникает такая необходимость (а она регулярно возникает!)

 

И это только физическое тело! А ещё внутри живёт голодный тигр наших желаний и огромные стаи диких, сошедших с ума обезьян – мыслей. И это всё предстоит победить превзойти, осознать, укротить.

 

По интенсивности внутренних переживаний я оцениваю тёмный затвор во много раз больше чем светлый, может быть раз в 5 – 10.И это практика не для самых начинающих.

 

После светлой, 20 – дневной части ретрита, почувствовав уверенность в своих силах и готовность к большей аскезе, я написал записку индусу повару, который немного понимал английский, с просьбой раз в сутки приносить еду мне в комнату.

 

Запершись, я погрузился в темноту. Темнота успокаивала, укутывала, исцеляла. Но вместе с тем, происходило следующее. Сами посудите, когда вы смотрите на внешний мир, вы отвлекаетесь от себя и от данных своего подсознания. Это привычно, вы всю наличную божественную энергию, всё внимание направляете на внешние объекты.

 

Вот деревья, вот небо, вот люди, с ними можно ещё больше отвлечься и убежать от себя истинного. То есть внимание уходит на периферию и это спасительное укрытие от внутренних противоречий, боли, конфликтов, которыми изобилует подсознание и ум.

 

Эти конфликты были накоплены в течение многих жизней, включая и эту. И вот теперь, когда внешние объекты растворились в темноте, ваше внимание начинает высвечивать данные подсознания. Это как масла подлить в огонь – всплывает всё – и приятные грёзы и страдания, всё становится очень интенсивным, ведь сам Бог внутри вас своим Оком наполняет Силой эти данные.

 

Вот где нужно иметь уже некий базовый уровень осознанности, понимая, что всё это сновидения, всё это просто мысли и эмоции, которые должны быть отпущены, растворены.

 

Я продолжал следовать сложившемуся в светлой части ретрита расписанию – подъём в 3 – 4 часа, поскольку спать уже не хотелось, часовая медитация и последующий комплекс асан. Полтора часа каждое утро в полной темноте я тренировал тело в асанах. Комплекс разработал сам, он был направлен на раскрытие тазобедренных суставов, углубление лотоса и на устранение блоков в позвоночнике, которые мешали не только медитировать, но и просто жить, наслаждаясь здоровьем и жизненной силой.

 

Затем шла шавасана, в которой тонкое тело часто выскакивало само из физического, поскольку уровень энергии в ретрите существенно возрос. Належавшись вдоволь, я снова садился медитировать. Снова и снова я повторял: Я ЕСТЬ ШИВА! Это мгновенно возвращало меня к себе истинному, пустому и наделяло пространственной Силой.

 

Как же всё просто, думал я! Почему же я раньше не позволял себе это делать с подобной интенсивностью? Не то чтобы я не практиковал это самоузнавание раньше, просто не сложились вместе все благоприятные факторы, раскрывающие душу божественному. Я И ЕСТЬ ТО! И каждый человек уже есть ТО! Как же хочется это донести до людей теперь. Но как трудно и невозможно порою это сделать!

 

И, даже если я утеряю в дальнейшем это осознание, я не перестану быть как ТО. Какое счастье это понимать и наполняться каждый раз, когда это солнце понимания светит ярче обычного!

 

R5iajpeet1g Я плакал от счастья, моё сердце становилось широким как небо и изливало Любовь. Ту самую, о которой ничего сказать невозможно, невыразимую и Вечную.

 

Я медитировал и молился своим Учителям, которым я обязан всем в этой жизни, которые меня наставляли, любили и преподносили суровые уроки, ведь я был, мягко говоря, не подарок со своим набором эгоистических привычек, тенденций и цепляний. Они сострадательно ждали, когда я, наконец – то, решусь оставить мирские пути, от которых сам же и страдал.

 

После утреннего блока практик, включающего интенсивные дыхательные техники для пробуждения энергии и краткого отдыха лёжа, я снова медитировал, а когда ум не позволял углубляться начитывал Гуру мантру. Мантра при правильной практике подобна тяжелой артиллерии – она разносит вдребезги препятствия и наделяет энергией, она оттачивает какое – либо намерение. Как много хотелось бы рассказать об этом, но формат интервью не позволит этого.

Затем был обед, затем отдых, затем снова мантра и снова медитация. И так каждый день и ночь, порою непонятно, что там сейчас за дверью, у тебя всегда перед глазами ночь.

 

В.Р.: Митра, что бы ты хотел пожелать тем практикующим, которым предстоит пройти темный ретрит?

М: О столь кратком ретрите в 40 дней и ночей можно написать без преувеличения целые тома, но, это наверное и не нужно, всего не поведаешь другим, пусть другие лучше сами это попробуют на вкус, пусть обязательно попробуют, они добьются успеха, ведь отрицательный результат, всё же, остаётся результатом, ценным опытом!. Скажу лишь очень простую вещь, которую считаю правдой, своим видением или даже откровением.

ПРАКТИКУЙТЕ, друзья мои дорогие, не спекулируйте идеями Адвайты раньше времени, НЕ БОЙТЕСЬ СТРАДАНИЙ, которые вы бережно храните у себя в сундуке подсознания, выпускайте смелее этого джина из него каждый раз больше и больше. Приручайте его и будьте счастливы и свободны!

Не слушайте мирских мудрецов, ратующих в своём невежестве за баланс духовного и материального, за недосягаемый баланс между жизнью желаний и сладчайшей, полной Любви и Блаженства жизнью отрешения от всех желаний.

Для меня совершенно очевидна простая истина – НЕТ НИКАКОГО ДЕЛЕНИЯ МЕЖДУ ДУХОВНЫМ И МАТЕРИАЛЬНЫМ, это всё концепции, на которых укрепился ум, и от которого надо поскорее освободиться любыми способами.

Есть только мир Духа, который как бы заснул, заворожил сам себя и не спешит порою пробуждаться, узнавать сам себя. Надо поверить в это и предаться тому, о чём твердят Святые Учителя, забывая про достижение баланса между духовным и материальным. Только таким образом вы сможете сконцентрировать всю наличную энергию на достижении Свободы, которая вроде бы изначально всем присуща, но которая не очевидна из-за препятствий ума и чувств.

Материальное само сложится так, как должно ему сложиться, ведь вы обретёте самый главный инструмент для этого – Волю. Вы обнажите Её и станете уже сознательно Её применять. До этого момента непонятно, кто же её применяет и применяет ли вообще. Может, это Воля вас, так сказать “применяет”, а вы и не заметили этого факта!

***

Пусть интервью журнальное,

Предстанет не банальное,

Любовь пусть всех касается,

Пусть льётся, не кусается,

Терзанья Ей не ведомы,

Нектаром пусть отведаны,

Станут события для всех!

 

hFBn5SypgSkВ.Р.: Митра, расскажи о своем Гуру – великом индийском святом и гималайском йоге – Пайлоте Бабаджи.

М: Пайлот Бабаджи – третий по счёту Гуру в моей жизни. Кто – то скажет, что этого слишком много, что достаточно учиться у одного Мастера, чтобы самому стать Мастером. И он будет прав, но лишь отчасти, поскольку сужденного никто не отменял для каждого отдельно взятого искателя Истины.

Так уж случалось, что Путь внешне менялся от традиции к традиции. Наверное, это была моя судьба – учиться и ещё раз учиться. Чему учиться? Ох, как многим вещам приходилось учиться, но самые главные качества, в которых надо было утвердиться, я черпал, беря пример непосредственно у каждого из Гуру. От кого – то перетекало Сострадание и терпение, Сила, от кого – то Мудрость, отрешённость и возвышенность мышления, многогранность проявления во внешнем мире, от кого – то искусность в йоге.

 

Я не стану рассказывать биографию Пайлота Бабаджи, поскольку её легко прочитать, просто набрав в «гугле» его имя. Я сделаю лишь несколько мазков, которые обрисуют какие – то события, свидетелем которых был сам.

 

Возвращусь снова в 2010 год, на Кумбхамелу в Харидвар. В кэмпе Бабаджи, на берегу Ганги кипит работа – идёт подготовка к празднованию, строятся бунгало, шатры – купола, проводятся коммуникации…

 

Бабаджи сидит в кресле, будучи окружен последователями и учениками под тёплым весенним солнцем, иногда что – то говорит, но больше просто хранит молчание.

 

Вдруг где – то издалека слышится какой – то крик, который начинает приближаться. Постепенно становится отчётливо слышно и видно, как какой – то, перемазанный пеплом садху, громко выкрикивая мантры и размахивая бутафорской булавой, приплясывая и простираясь через каждые пять метров, приближается к собранию. Вид его был весьма странным, а излучаемая энергия полна беспокойства.

 

Неестественно громкие взывания к божествам и театральная преданность нарушали тишину и гармонию даршана, который давал Пайлот Бабаджи. Он как бы вторгнулся в сложившееся простра62IsdyeI1R4нство и, подбежав к Учителю, стал ему массировать стопы и ноги.

 

Да, это вроде бы такая традиция в Индии – массировать стопы святого, выражая ему, таким образом, почтение, но как – то всё навязчиво это выглядело, этаким спектаклем, на который не было благословения.

 

Видно было, что Бабаджи сострадательно терпит этого садху, позволяя ему какое – то время проявлять такого рода преданность. Даршан продолжался, Гуруджи продолжил что – то говорить, не обращая никакого внимания на этого буйного почитателя. Его ноги то и дело колыхались под руками прибывшего на даршан “массажиста”, но это только оттеняло внутренюю незатронутость Йога Пайлота Бабаджи

 

Постепенно новоприбывший страстный поклонник святых стоп стал успокаиваться, движения его стали медленнее и, напитавшись внутренним покоем Мастера, он успокоился. Сев в сторону, посидев некоторое время и не найдя поддержки и одобрения со стороны окружающих (ему видимо стало неинтересно), он тихо удалился. Даршан продолжался…

 

Ещё один эпизод.

Тот же кэмп, празднование фестиваля в полном разгаре. Бабаджи сидит на стуле у входа в большой купол, сооружённый специально для встреч и концертных программ.

 

Внутри грохочет музыка. Помню, для меня это было этаким перманентным шоком, от которого хотелось куда – то сбежать. Я не раз убеждался, что индусы в своём большинстве, видимо, не выносят тишины, поскольку обычно включалась на полную мощность вся имеющаяся аппаратура, ведь, по их мнению радости и любви не светит проявиться в этом мире, где слаба музыка, мало движения и скромны краски. Аналогично было и в этот раз. Кэмп сотрясался от грохота динамиков, возле которых сидел Пайлот Бабаджи.

 

Слегка съёжившись, но пытаясь не отвергать внутренне ситуацию, я смотрел какое – то время на это представление, как вдруг заметил, что голова Бабаджи упала на его грудь. Было впечатление, что он устал и заснул. Время от времени он поднимал свою голову, с тем, чтобы снова её уронить. И это сидя в двух метрах от колонки!!!

 

Внутренне я вдруг прочувствовал, что Учитель совершает какую – то важную внутреннюю работу, выделяя тонкое тело и перемещаясь куда – то очень далеко. Ему было абсолютно всё равно, что о нём подумают гости, ученики, собравшиеся в куполе, для него важно было присутствовать где – то в другом месте этого мира, а может и за его пределами.

 

Из таких штрихов, из его книг, а также из внутреннего общения с Мастером во время медитаций и даршанов, я и составил себе мнение о нём. Сострадание и Покой вкупе с отрешённостью и огненной Силой, которая может реализовать всё, что угодно, таким я его воспринимаю. Хотя, по большому счёту, углубившись в чувство Учителя, я не чувствую никакой дистанции. Это я сам и есть, моя Тишина и Сострадание.

 

В.Р.: Митра, я благодарю тебя за интереснейшее интервью, твои пожелания нашим читателям?

Я хочу пожелать читателям не просто какого – то общепринятого счастья и благополучия, а открывать в сердце радость не связанности мирскими узами, лёгкость перемещения по миру, любви к самопреодолению и свершению духовных подвигов, подобно святым отцам и мастерам йоги и медитации.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*