ЭММАНУИЛ СВЕДЕНБОРГ: ЖИЗНЬ И ТРУДЫ (ОКТЯБРЬ’ 19)

ЭММАНУИЛ СВЕДЕНБОРГ: ЖИЗНЬ И ТРУДЫ
(1688 – 1772)

ВЕХИ БИОГРАФИИ

Из всех мистиков, Сведенборг, несомненно, больше всех повлиял на «Теософию»; однако он оставил еще более глубокий след в официальной науке. Ибо если как астроном, математик, физиолог, натуралист и философ он не имел себе равных, то в психологии и метафизике он, несомненно, был позади своего времени. Когда ему исполнилось 46 лет, он стал «теософом» и «провидцем»; но хотя его жизнь всегда была безупречной и почтенной, он никогда не был истинным филантропом или подвижником. Его способности ясновидения, все же, были замечательными; однако не вышли за пределы этого плана материи; все, что сказано им о субъективных мирах и духовных существах, очевидно является больше плодом его буйной фантазии, нежели его духовного проникновения. Он оставил множество трудов, которые ужасно неправильно поняты его последователями.  ( Блаватская Е.П. Теософский словарь )

 

Имя этого великого мыслителя, ученого, философа, инженера и поэта занимает одно из почетных мест в списке величайших имен его родины – Швеции. Его труды и открытия в области химии и анатомии, металлургии, горного дела и в других областях естественных наук, а также его инженерные изобретения, во многом опередившие

свое время, ставят его в один ряд с таким светилом европейской науки, как Леонардо да Винчи. Но главным образом он остался в памяти человечества как величайший духовидец, которого называли даже «королем духовидцев».

Сведенборг родился 29 января 1688 г. в Стокгольме в семье Еспера и Сары Сведберг.

Незаурядные предки. Дед Сведенборга был собственником шахты и занимался горным делом. Бабушка Сведенборга, Анна, была дочерью пастора.

Из всех их детей наиболее образованным был Еспер, отец Сведенборга. Своей специальностью Еспер избрал теологию, став священником. Своим красноречием и начитанностью он обратил на себя внимание и был назначен придворным священником. Вместе с этим он был профессором теологии в Упсальском университете. Вскоре он был назначен ректором, а затем и епископом Скара, в Вестготланде. Это был человек чрезвычайно деятельный, энергичный и честный, любил музыку, был доброжелателен, хотя и вспыльчив.

Было, однако, и несколько странных обстоятельств в жизни Еспера Сведберга. Так, в первые годы студенчества он видел сон, который так сильно на него повлиял, что он не мог отрешиться от мысли – не было ли то откровение. По поводу этого сна он говорил: «Никакой язык не может того высказать, никакой ангел не может того описать, что я тогда видел и слышал». Далее Еспер передавал такой факт из своей жизни: однажды после служения в церкви он услышал голоса, поющие псалмы. С этих пор к своему сану и своему служению он относился с особенным почтением и благоговением, так как во время служения он всегда чувствовал близкое присутствие ангелов. Еспер говорил, что ангелы еще во время студенческой жизни охраняли его от сообщества с дурными товарищами.

Передают также и о том, что Еспер творил чудеса и обладал в некоторой степени даром предвидения.

Однажды у слуги Еспера болела рука так сильно, что он готов был решиться на самоубийство. Еспер сжалился над слугою: он протянул над ним руку и возгласил: «Именем Господа приказываю боли прекратиться». Боль прекратилась, и слуга стал здоров.

Когда Еспер жил в Старбо, к нему привели одержимую злым духом девушку, Керстен. Он поставил ее на колени и стал молиться. Засим он приказал злым духам ее покинуть. Духи покинули. Девушка ушла здоровая, спокойная и освобожденная. Прошло три года. Керстен поступила в услужение в дом Еспера. Однажды епископ, занимаясь в кабинете, почувствовал какое-то волнение и беспокойство. Его осаждала мысль о Керстен. Это его беспокоило все больше и довело до того, что он не выдержал, выскочил в кухню и спросил: «Где Керстен?». Оказалось, Керстен поссорилась с прислугою и ушла с угрозою на самоубийство. Епископ бросился за нею и нашел ее удушившуюся с едва заметными признаками жизни. Тогда Еспер простер над нею руку и возгласил: «Именем Господа приказываю тебе: проснись и встань». Девушка проснулась, встала и была здорова.

Еспер умер 82 лет, признаваемый всеми примерным епископом Швеции.

Детство Эммануила проходило в очень религиозной атмосфере. В семейном кругу часто проходили беседы на религиозные темы, даже за столом обсуждались вопросы веры. Все семеро детей епископа получили имена, взятые из Священного Писания, что должно было постоянно напоминать им о долге перед Господом и Церковью. Имя «Эммануил» означает «Бог с нами»: действительно, тема Господа пронизывала всю юность Сведенборга.

Его воспитание шло в строго религиозном направлении, хотя свободным от излишнего ригоризма. Сам Сведенборг об этом времени говорил так: «От 4 до 10 лет я был поставлен в постоянное общение с Богом и пребывал в беседе о загробной жизни и душевных страданиях… В те времена я не знал другого учения, как следующее: «Бог есть Творец и Владыка вселенной». Сведенборг любил беседовать с духовными лицами о предметах веры, причем держался того убеждения, что «вера не что иное, как любовь к ближнему».

Уже с детских лет Сведенборг настолько осмысленно усвоил эти сведения и располагал ими столь умно и обстоятельно, что нередко этим поражал своих родителей: «В своих рассказах я часто высказывал такие мысли, что они нередко приводили моих родителей в удивление и иногда заставляли думать, что моими устами говорит сам ангел». Однако христианство мальчика было далеко от ортодоксальных воззрений.

Случалось еще в детстве, что во время молитвы он впадал в какой-то экстаз, причем у него останавливалось самое дыхание и происходило телесное оцепенение. В этом состоянии он видел странные лучи, падающие с солнца на какую-то страну, которые перед его глазами пронизывали тьму.

Особо показательным здесь является следующее: отец юного Сведенборга, лютеранский епископ, воспитывал детей лишь в общих принципах христианской веры, выбор же конфессии он оставлял за ними самими, до достижения ими сознательного возраста.

Красной нитью через всю жизнь гениального шведского мистика и ученого прошел завет, который дал ему отец, покидая Упсалу для исполнения пастырского своего долга в другом приходе: «Молю тебя, дабы ты боялся и любил Бога превыше всего остального в мире, ибо без страха Божьего все науки и все занятия ничего не стоят, но способны причинить исключительно один лишь вред».

Учеба. Согласно Соловьёву, «отец будущего великого мыслителя не подвергал сына никакому конфессиональному принуждению; лишь с поступлением в университет Упсалы молодой Сведенборг отчетливо познакомился с главными учениями протестантской ортодоксии, которые глубоко его возмутили. В особенности даровое искупление, оправдание одной верой без дел и предопределение к спасению и к вечной погибели – догматы, преподававшиеся тогда в рассудочной школьной форме, заслонявшей их умозрительное и мистическое содержание, – показались прямому уму Сведенборга чистой нелепостью, оскорбительной для Божества. При таком мнении он остался до конца, выражая его во всех своих сочинениях с несколько наивным негодованием».

Обладая блестящими способностями, Сведенборг с ранних лет отличался неутомимым стремлением к познаниям. В 1699 г. он поступил в Упсальский университет на факультет философии. Кроме философии он также углубленно изучал математику, астрономию, все естественные науки, прослушал курсы по юриспруденции. Он выучил латынь, поскольку обучение в основном проводилось на этом языке, а на следующий год овладел древнееврейским и греческим, что впоследствии позволило ему изучать Священное Писание в подлинниках. В результате многих путешествий он приобрел познания в голландском, французском, английском и итальянском языках. Для отдыха он изучал музыкальную грамоту и писал стихи на латыни, а овладев искусством игры на органе, порой замещал штатного органиста в церкви.

После окончания университета в 1709 г. Сведенборг много путешествовал (1710 – 1715 гг.). В Англии, в Лондоне он обучился ремеслам часовщика, гравера, столяра, переплетчика, оптика, чернодеревщика, преуспел в изготовлении духовых музыкальных инструментов. Юноша также чертил необходимые для глобусов карты, не пропуская при этом занятий по разнообразным естественным дисциплинам, по алгебре и новой астрономии Ньютона – он мечтал с ним побеседовать, но так и не встретился.

В Голландии он изучал шлифовку линз. Позднее он занимался космологией, анатомией, физиологией, политикой, экономикой, металлургией и геологией, химией и горным делом. Кроме этого он основательно изучил Библию. Как ученый и в то же время способный ученик он был знаком с наиболее значительными светилами науки своего времени. Но каких бы вершин науки не достиг Сведенборг, он, похоже, всегда помнил слова, сказанные ему однажды его отцом о любви к Богу. И действительно, на протяжении всей жизни Бог оставался для него всепроницающей силой, пронизывающей всю Вселенную.

Старт административной карьеры. В 1716 г. король Карл XII (да-да, тот самый выдающийся и образованнейший шведский монарх, проигравший русским битву под Полтавой) назначил молодого талантливого ученого на пост экстраординарного асессора Королевского горного института (Коллегии).

В это время в его семейной жизни произошло несколько событий, которые не могли не оставить следа во впечатлительной душе Сведенборга. Умерла мать. Пожар уничтожил имущество отца: его состояние и дела были потрясены. Все это стало причиной того, что Сведенборг стал замкнут, сосредоточен и сдержан.

Король поручил ему вместе с инженером по имени Польгем сооружение системы каналов и шлюзов, соединяющих Стокгольм с Гётеборгом. В связи с этим Сведенборг изобрел особую машину с цилиндрами, с помощью которой шведская артиллерия была перевезена под стены той норвежской крепости, во время осады которой и был убит Карл XII.

Упомянутый инженер Польгем был в те времена учителем Сведенборга в области естествознания. Сведенборг в возрасте 28 – 30 лет жил у своего учителя и помогал ему в постройке шлюзов. Здесь будущий мистик получил первый серьезный сердечный жизненный «толчок». У Польгема была тринадцатилетняя дочь Эмеренция. Сведенборг в нее влюбился, но эта любовь оставалась безответной. Сделав официальное предложение, он получил отказ. Это слишком огорчило Сведенборга. Он был потрясен: как душевно, так и умственно. Огорчен отказом Эмерендии был и ее отец. Огорчен он был как за дочь, так и за ученика и за самого себя. Желая хоть сколько-нибудь утешить любимого ученика, Польгем заключил с Сведенборгом контракт на выдачу за него дочери в замужество. Отец рассчитывал, что молодость, постоянное соседство и дружеские отношения победят нелюбовь Эмеренции и, быть может, помогут будущему вступлению в супружество. Эмеренция контракт подписала, сильно страдая от этого. Случилось, однако, нечто еще худшее. Брат Эмеренции, видя мучения последней и не ожидая от этого супружества ничего хорошего, выкрал у Сведенборга контракт. Последний покинул учителя, дав клятву, что он никого больше не полюбит и никогда не женится. Клятву свою Сведенборг сдержал.

Жизнь, тем не менее, шла своим чередом. В 1717 г. неприязнь к «числовому умозрению» вынудила мыслителя отказаться от предложенной ему королем кафедры астрономии.

31 год прослужил Сведенборг в горном управлении, внеся огромный вклад в развитие горнодобывающей промышленности Швеции. Несмотря на то, что ему часто приходилось осуществлять инспекционные поездки по шахтам Швеции, регулярно присутствовать на заседаниях управления, на которых выносились решения о развитии всей горной промышленности Швеции, он находил время для путешествий и занятий другими науками. С 1719 г., когда его семье было пожаловано дворянство, Сведенборг занял место в палате лордов шведского парламента (риксдага) и с того времени почти до самой смерти участвовал едва ли не во всех заседаниях палаты. Преданно служа благу Швеции, он планировал свои путешествия так, чтобы они нисколько не мешали исполнению его обязанностей в парламенте.

Как член шведского сейма Сведенборг работал над самыми трудными практическими задачами, особенно в области финансов. Важность и практичность мер, которые он предлагал по этим вопросам в своих записках сейму, признавались знатоками еще полвека спустя. С его служебными трудами связано сочинение о понижении и повышении ценности монет в Швеции (1722). После основательного исследования отечественных рудников, он с той же целью путешествовал в Германии (1721 – 1722). В это время в Амстердаме и Лейпциге были опубликованы им на латинском языке следующие труды: «О началах натуральной философии», «Наблюдения и открытия касательно железа и огня», «Новая метода для определения географических долгот на земле и море», «Искусство строить доки и новая метода для устройства плотин», «Искусство определять механическую силу кораблей», «Разные наблюдения над минералами, огнем и расположением гор», «О сталактитах Бауманова грота». Эти, как и последующие, научные труды Сведенборга отличались, по отзывам специалистов, богатством собранных фактов, стремлением возвести эти факты к общим и окончательным принципам и очевидной полезностью указываемых приложений.

Король Карл XII также назначил Сведенборга своим советником по инженерным вопросам. В результате его деятельности были созданы сухой док нового типа, система механизмов для разработки соляных источников, а также система передвижения военных судов по суше, успешно применяемая в годы Северной войны, разработаны новые технологии прокладывания каналов. Среди его набросков найдены эскизы машин будущего, таких как подводная лодка, аэроплан (летательный аппарат с жестким крылом), печь регулируемого сгорания, паровой котел, пневматическое ружье, устройство «воздушной подушки». Он также сделал несколько открытий в металлургии и биологии, выдвинувших его в ряд сильнейших научных авторитетов этих двух наук.

В своих космогонических теориях и в области механики Сведенборг значительно опередил свое время и предсказал множество позднейших открытий; его теория туманностей предвосхитила гипотезы Канта и Лапласа. Ранее Гершеля Сведенборг открыл место нашей Солнечной системы в Млечном Пути и раньше Лагранжа показал, что отклонения планетных орбит имеют свойство через определенные промежутки времени возвращаться к норме.

Особенно известен шведский мистик собственной концепцией островной иерархической Вселенной, разработанной им на основе картезианской физической картины мира. Астрономические сочинения Сведенборга (первое вышло в 1707 г.) касались, например, проблемы определения долготы на море с помощью наблюдений Луны. Основным же вкладом его в астрономическую картину мира стала его космолого-космогоническая концепция, разрабатывавшаяся с 1722 г. и опубликованная в 1729 и 1734 гг. (соответственно: «О принципах природы» и «Труды по философии и минералогии», т. 1, ч. 3).

Так, в области космогонии Солнечной системы Сведенборг опирался на вихревую концепцию Вселенной Декарта, будучи одним из последних сторонников и защитников картезианской физики и философии. Однако его космогоническая планетная концепция отличалась от модели Декарта. Планеты в ней образовывались из самого солнечного вещества. Эта идея (возможно, независимо и многократно) возрождалась впоследствии в гипотезах Бюффона, Канта, Лапласа и Чемберлена, заняв прочное место в космогонии солнечной планетной системы. Согласно гипотезе Сведенборга планеты сформировались в результате возникновения в солнечном веществе и постепенного развития вихря материи, который, ускоряясь, расширялся под действием центробежных сил. От внешних частей его в некоторый момент отделилось кольцо материи, разбившееся затем на отдельные массы – родоначальницы планет. Аналогично представлялось возникновение спутников из вещества протопланет. Движение планет вокруг Солнца у Сведенборга объяснялось в духе Кеплера – Декарта (посредством идеи околосолнечного вихря). Ошибочная с точки зрения законов механики, космогоническая гипотеза Сведенборга содержала в то же время ценную идею эволюции материи во Вселенной.

В целом в основу своей космологической картины мира Сведенборг положил идею, согласно которой все явления и процессы в природе (независимо от масштабов) должны подчиняться некоторым общим принципам. Занимаясь особенно много изучением магнитных явлений, он считал, что правильное распределение мельчайших частиц материи относительно магнита должно проявляться и в распределении колоссальных космических тел – солнц. Отсюда он сделал вывод, что полоса Млечного Пути должна соответствовать некоторому особому направлению, относительно которого упорядочены звезды. Это направление понималось им либо как «ось» системы звезд (аналогично оси магнита), либо как ее экватор. Главная ценность гипотезы Сведенборга состояла в том, что упорядоченность звезд, по-видимому, впервые связывалась в ней с какой-то физической причиной, т.е. Млечный Путь определялся как реально существующая динамическая система звезд, удерживаемых вместе физическими силами.

Идея реальной упорядоченности звезд была в эти же годы (1729 – 1734) высказана Т. Райтом (однако на совершенно иных, теологических основаниях): лишь к 1750 г. она оформилась в его гравитационной концепции островных Вселенных. Позднее эту идею развили Кант (1755) и (независимо) Ламберт (1766).

На основе своего системного представления о структуре мироздания Сведенборг пытался создать универсальную картину природы, в которой объекты разных масштабов объединялись бы в общую цепь. Она охватывала объекты всех мыслимых в природе масштабов – от мельчайших частиц до грандиозных космических систем. Сведенборг, по-видимому, первым высказал идею космической иерархии – существования сложных систем высших порядков, элементами которых являются целые млечные пути, и т.д.

Сведенборг выдвинул также молекулярную теорию, развивал теорию космических атомов, основал науку кристаллографии, изобрел слуховой рожок для глухих, создал проекты пулемета, подводной лодки и летательного аппарата и др.

Впоследствии в качестве побочного результата исследования местоположения человеческой души и доказательства ее бессмертия разработал современную теорию атомной структуры материи.

Сведенборг первым выделил ряд функций коры головного мозга, а также функцию дыхательного движения в тканях мозга. Эти открытия впоследствии указали путь для развития нервной и сенсорной физиологии. Современная медицина отдает должное его гениальным догадкам о функциях и значении желез внутренней секреции и особенно гипофиза для жизнедеятельности человека.

За что бы ни брался Сведенборг, он отличался универсальными способностями и воображением, сочетающимся с тщательным подходом к делу и практичностью. Его обязанности, как человека и гражданина, всегда были для него предметом самого добросовестного исполнения.

Научная стезя. Первым научным трудом Сведенборга в 1709 г. была его академическая диссертация на степень доктора философии, имевшая предметом изречения римских философов – сентенции Сенеки и Публия Сирийца (Мима) с примечаниями Эразма и греческим переводом Скалигера. Вернувшись из путешествия в Англию, Голландию и Францию, он издал два сборника стихотворений (в 1714 и в 1715 гг.). По квалификации Соловьёва, «не обладая поэтическим вдохновением, он писал правильными и изящными латинскими стихами».

В 1716 г. он предпринял периодическое издание своих и чужих исследований и статей по естественным наукам «Daedalus hyperboreus» («Дедал* Гипербореец», в 6 т.). Этот журнал Сведенборг на протяжении двух лет публиковал за свой счет. Всего вышло 6 номеров, куда вошли сообщения о механико-математических проектах Сведенборга и «его учителя [Г. Польгема]» (1661 – 1759). (Именно обратив внимание на этот журнал, король Карл XII и призвал Сведенборга ко двору).

Физические и математические опыты, а также содержащиеся в журнале работы по механике и изобретательству принесли Сведенборгу известность в научных кругах. Его же «Алгебра» (1718) была в Швеции первым трудом по этому предмету. Первая из серии значительных философских работ Сведенборга – «Принципы химии» была издана в 1720 г. В ней он начал развивать теорию, по которой все в природе поддавалось объяснению в терминах математики.

В 1722 г. была осуществлена публикация «Разнообразных наблюдений» Сведенборга. Со временем Сведенборг со всевозрастающей силой стал интересоваться вопросами философии. В первом томе трехтомных «Трудов по философии и минералогии» (1734) он изложил свои основные выводы в сфере космологии, выдвинув теорию происхождения материи от «исходной точки», побужденной к действию и развитию Божественным импульсом. Во втором томе идет речь о железе и стали, в третьем – о меди и бронзе. При этом Сведенборг не только анализирует технологию изготовления и употребления этих металлов, но и приходит к определенным выводам о происхождении и развитии Вселенной. Его не устраивало чисто материалистическое ее объяснение. Он исходил из того, что Божественная сила – первопричина всей материи. На эту тему Сведенборг написал книгу «Философский трактат о бесконечном и первопричине творения, а также о механизме работы души и тела».

В 1734 г. он, в частности, стал почетным членом Петербургской академии наук. (Намного позже, в 1763 г., Парижская академия наук опубликовала его трактат о железе на французском языке, напечатав в своем «Описании искусств и ремесел», что эта работа в данной области признается лучшей.)

В 1736 г. Сведенборг издает текст «Principia», в котором рассуждает об элементах мира, используя довольно непривычные суждения. Так, например, о сотворении Адама он говорит примерно следующее: «… росло дерево жизни. Это дерево было выражением всего совершеннейшего, и потому все остальные деревья его защищали, охраняли и ублажали. На этом дереве появился плод в виде яйца. Из этого-то яйца и появился Адам…». Не менее фантастично также аналогичное повествование о творении Евы. В это же время является его сочинение о «бесконечном», где рассматривается цепь мироздания и соотношение между душою и телом. Постепенно в этот период творчества в своих сочинениях он поднимается выше и выше от железа и камня к телу и крови, чтобы затем перейти к душе, духу и Высшему Существу.

В 1736 г. Сведенборг снова предпринимает путешествие в Голландию, Бельгию, Францию и Италию, во время которого усиленно занимается физиологией и особенно анатомией. Результаты своих трудов он излагает в двухтомном сочинении о строении животного царства (1741). В 1744 г. он издает (в Гааге и Лондоне) три тома другого сочинения о животном царстве, сохранившего свое значение и через 100 лет, когда один из ученых членов Лондонского медицинского общества издал его английский перевод. В обоих биологических сочинениях Сведенборг не касается систематики и описания животных; к зоологии в общепринятом смысле они вовсе не относятся. Сведенборг берет животное царство или зоологическую ступень мироздания в ее высшем и нормальном представителе – человеке, и предмет этих двух его сочинений может быть точно обозначен как морфология и механическая физиология человеческого организма.

Сведенборг выдвинул идеи о функциях крови, которая представлялась ему субстанцией-носительницей души. Чем больше он углублялся в эти исследования, тем больше он видел связь между душой и телом, как между причиной и следствием. Он чувствовал, что этот принцип отношения между душой и телом является универсальным законом взаимодействия между духовным и материальным мирами. На протяжении всего периода научной деятельности благочестие и искренняя вера, воспитанные в семейном кругу, не разрушались, а вместе с возрастанием познаний лишь углублялись. Для Сведенборга царство природы, тело и душа человека были областью Божественного действия. Микроскоп, телескоп и скальпель служили ему лишь средством к открытию Божественной мудрости и силы.

Озарение. В 1744 г. Сведенборг совершил путешествие в Голландию, во время которого начал видеть странные сны. В ходе большинства своих путешествий Сведенборг вел путевой журнал. Местонахождение этого журнала долгое время было неизвестно, однако впоследствии он был обнаружен в Королевской библиотеке в 1850 г. и был опубликован под названием «Журнал снов» в 1859 г.

Из него, в частности, стало известным, что Бог в самом деле обращался к нему, но он смог понять лишь малую часть этого обращения, ибо оно состояло из символов, почти непонятных. Во сне он видел женщину, которая владела очень красивой усадьбой, и он прогуливался с ней там. Он собирался жениться на ней. Она обозначала благочестие и мудрость. Все чувства представали ему в образах женщин: мистики, стремясь выразить любовь к Богу, которую они переживали в минуты религиозного экстаза, заимствовали из земной любви ее словарь и даже ее физические образы. В видениях Сведенборга тоже многие фрагменты бывали часто окрашены в эротические тона. Хорошо знакомый с человеческой физиологией, Сведенборг мог понимать значение сексуальных снов и честно описывать их.

«Такие предметы будут нечистыми для мира, но сами по себе они чисты», – говорит он после одного из таких интимных описаний (24 апреля 1744 г.). Благородные девственницы символизировали истины и его любимые философские занятия, и его союз с ними обозначал его любовь к мудрости. Соблазны, удерживавшие его, представали в образах уродства. Так, неприятный сон означал, что он должен посвятить свое время чему-то более возвышенному и не писать о низменных мирских предметах.

Все это время Сведенборг находился в Голландии, готовя к печати «Животное царство», первые два тома которого уже были готовы. Весной 1744 г. он увидел во сне корабль и счел это указанием на то, что ему нужно продолжить работу в Англии, и поэтому решил напечатать третий том там. Он преподнес два готовых тома своему другу, шведскому послу Прейсу, и 13 мая отплыл из Амстердама, а уже через два дня, 15 мая, сошел на берег в Гарвиче (по английскому календарю это было 4 мая). В ночь перед прибытием в Англию ему приснилось, что он рисует некий красивый узор для гравюры по меди – предзнаменование того, что скоро он создаст нечто красивое. Этим шедевром стала его следующая книга «Почитание и любовь к Богу».

Теперь Сведенборг работал над третьим томом «Животного царства», посвященного органам чувств, но перед ним открывались новые пути мысли, и в голове у него рождались новые планы. Во сне он увидел прекрасный дворец, в котором он хотел жить, чтобы иметь возможность всегда видеть перед собой рощицу финиковых деревьев вдоль рва, окружавшего дворец. Согласно его образам, «в дальнем конце одного крыла дворца было открыто окно, и я подумал, что хотел бы жить там. Дворец может означать план моей работы» (15 – 16 июня 1744 г.).

Однажды, в дремотном состоянии, он снова пережил «священный ужас» и увидел перед собой кого-то: «Это был, должно быть, святой ангел, ибо я не был брошен лицом к земле». Он увидел этого ангела, по его словам, «внутренними чувствами, отделенными от внешних». Это было первое в длинном ряду подобных видений, которые с течением времени становились все более частыми и ясными.

Впервые он пережил посещение духа 21 сентября. Сведенборг сидел, глубоко погруженный в свои мысли, когда он вдруг услышал слова: «Придержи язык или я ударю тебя!». Это происшествие напугало его, и он воспринял его как предостережение не уделять так много времени научным занятиям, особенно по воскресеньям и в вечернее время. Он и вправду был неутомимый работник. Он закончил переписку двухсот страниц in folio менее чем за полтора месяца!

Такая поразительная скорость была возможна только потому, что его ум был необычайно ясен и не ведал стеснений. По его собственным словам, он «пребывал в продолжительных и глубоких размышлениях, свободных от забот и тревог». Искушения преследовали его в духовной жизни. В делах он был осмотрителен, в общественной жизни скромен, и временами он принимал участие в каких-нибудь приятных развлечениях.

Работая над продолжением своей большой книги, он увидел однажды во сне, что пьет небесный нектар, – знак того, что помощь в его работе ему будет оказана свыше и что Высшее Существо использует его как Свое орудие. «Я подобен Его орудию, с которым Он делает все, что Ему хочется… Я хочу стать орудием, которое поразит дракона!»

Искушения все еще преследовали его. Соблазненный лестью, он похвалялся своими трудами. «Никто из смертных, но только Бог может помочь мне!» – восклицает он в отчаянии, и ему снится Он, в котором его хочет поднять на рога огромный черный бык. «Ты будешь в целости и сохранности», – говорят ему. Его не оставляло предчувствие, что с ним что-то случится, когда он закончит первую главу, посвященную органам осязания.

Это предчувствие сбылось, ибо вскоре Сведенборгу снова приснился тот же самый дворец, который он однажды видел во сне, и этот дворец был весь залит солнечным светом. «Мне было сказано, что я смогу стать членом того общества, – как бы бессмертным – которого никто из людей не видел, если только он не умер и не возродился вновь к жизни».

В голове его родился план новой книги. Ее название пришло к нему во сне. Она должна была называться «Божественная книга о поклонении и любви к Богу». И в своем видении он прозрел, что этой книге надлежало быть совсем непохожей на его предшествующие труды, ибо она должна была родиться из любви совсем другого рода. Но он пребывал в сомнении относительно того, не воспримут ли ее другие как заурядное пустословие, как пустую забаву. Он даже порывался забросить ее, но ему были даны силы продолжать ее (6 – 7 октября).

Два дня спустя он записал: «Прошлая ночь была прекраснейшей в моей жизни, потому что я видел Царство Невинности. Я видел перед собой самый красивый сад, какой только можно представить. Потом я вошел в длинную залу, где стояли прекрасные белые сосуды с молоком и хлебом. И ко мне подошел красивый невинный ребенок… Все это означало, что я был в Царстве Невинности. Я проснулся, сокрушаясь о том, что мне пришлось покинуть его…».

Ему казалось теперь, что он вообще перестал понимать религию, но что Бог научит его заново, ибо он достиг состояния, когда он не знал ничего, а все его готовые мнения были от него отняты. Вот так, говорит он, начинается познание духовных предметов. Сначала ты должен уподобиться ребенку, а потом в тебе вскормят знание. Те, кто стараются помочь себе найти дорогу на Небо, трудятся напрасно и постоянно рискуют погубить себя, но найти этот путь легко, когда человек поворачивается к Богу.

Суетные мысли не отпускали его. Собака, которая, как полагали, была на привязи, набросилась на него и покусала ему ногу. Это происшествие Сведенборг объяснил как последствие того, что случилось за день до того, когда он находился на лекции в Лондонском врачебном совете и был «настолько легкомыслен, что вообразил, что обо мне могли бы упомянуть как о хорошем знатоке анатомии».

Многое в своей жизни Сведенборг воспринимал теперь как знак Божественного водительства в его трудах. Ему было наказано «не брать ничего чужого и ничего не предпринимать без Христа». С необычайной проникновенностью он описывает, как ему было показано, что теперь он должен совсем оставить научные изыскания и обратить свой взор на более возвышенные предметы.

Так, «когда я шел с другом по длинному проходу, к нам приблизилась прекрасная девушка, которая со стоном упала к нему в объятья. Я спросил ее, знакома ли она с ним. Она не ответила. Я взял ее за плечи и повел прочь от него. Это означало, что я должен был начать новую работу» (26 – 27 октября).

Позднее однажды утром, когда он только что пробудился, ему вновь явилось свечение, подобное тому, которое он созерцал шесть или семь лет назад, начиная работу над «Экономией животного царства». На сей раз свечение было тоньше. Он бросился ничком на пол. Свечение прошло. На какое-то время он погрузился в беспамятство. Как и в прошлый раз, это означало для него, что его сознание было очищено от всего, что могло стать преградой для его мыслей.

Так заканчивался его дневник снов за исключением последней записи, датируемой маем 1745 г.: «Я увидел, что вся моя жизнь была приуготовлением», – писал он, комментируя один из своих снов. Теперь подготовка была почти закончена, и об этом Сведенборг написал в своей книге со всей почтительностью разума и любовью сердца, где отныне все чувства были подчинены любви к Богу.

И в 1745 г. в Лондоне произошло событие, определившее всю его дальнейшую жизнь. Как об этом пишет Сведенборг, Сам Господь явился ему в видении и сообщил, что он избран для передачи миру нового Божественного откровения: «Будучи в Лондоне, обедал я, припозднившись, в одном подвальчике… Был я голоден и вкушал с хорошим аппетитом. Под конец обеда заметил я что-то смутное перед глазами моими; когда же потемнело, увидел я, что весь пол покрыт отвратнейшими гадами ползучими, змеями, кротами и прочими подобными созданиями. Удивительно мне стало, ибо пребывал я в полном рассудке и ясном сознании. Наконец, заполонила все темнота, да вдруг и раздвинулась, и увидел я в углу комнаты человека сидящего. Но, будучи совсем один, испугался я при слове его: Не ешь так много. Снова сделалось у меня темно в глазах, но так же скоро и просветлело… От столь неожиданного испуга поспешил я домой… И шел я к дому, но в ночи явился мне все тот же человек, и не было у меня испуга на этот раз. И сказал он, что Он – Господь Бог… и что избрал Он меня, дабы изложить людям духовное содержание Священного Писания… И во убеждение мое в ту же ночь открылся мне духовный мир, и ад, и небеса, где я узнал много знакомых по положению моему; с того дня отринул я всю мирскую ученость и трудился над предметами духовными… С тех пор весьма часто открывал мне Господь телесные очи мои, так что я средь бела дня в иную жизнь заглянуть мог и в бодрственном состоянии с ангелами и духами беседовать».

Иное свидетельство о ходе мистического озарения звучит у Сведенборга так: «Спустя полчаса я услыхал над головою стук, после чего я испытал, при продолжающемся шуме, сильное потрясение с головы до ног. Мне показалось, будто надо мной находится нечто священное, потом я уснул. Примерно между 12 и 2 часами по мне снова пробежала дрожь с головы до ног, причем слышался такой шум, как если бы столкнулось множество ветров. Это привело меня в сильнейшее сотрясение и повергло ниц. В то мгновение, когда я был сброшен, я был в полном сознании, и видел, что сброшен, и дивился, что бы это могло значить. И затем я заговорил, как если бы слова извне были вложены в уста мои, и я произнес: О всемогущий Иисус Христос, то, что Ты, по Твоей великой милости, соизволяешь явиться к столь великому грешнику, делает меня достойным Твоей милости! – Ты обещал оказывать милость всем грешникам, Ты не можешь не сдержать Своего слова! И в то же мгновение я уже был на Его Лоне, и видел Его лицом к лицу, и это был облик со святейшим выражением, которого нельзя и описать. Облик Его был совершенно такой же, какой носил Он, живя в мире».

Затем Господь заговорил со Сведенборгом и спросил его, имеет ли он «Сертификат здоровья» (документ, выдаваемый соответствующими чиновниками команде судна при оставлении кораблем порта). Сведенборг ответил Ему: «Господи, Ты знаешь это лучше, чем я». «Хорошо, тогда начинай», – ответствовал Господь. И затем Он произнес нечто, что Сведенборг истолковывал позднее как «Люби Меня подлинно» или как «Делай то, что пообещал». На что тот ответствовал затем: «О Боже, даруй мне благодать для этого! Я уразумел, что это выше моих сил!» После чего Сведенборг проснулся, содрогаясь.

Впоследствии, реконструируя ситуацию, размышляя в полусне о случившемся с ним только что, он думал с изумлением: «Что это все могло бы значить? Был ли это Христос, Сын Божий, Тот, Кого я увидел?». Он осознавал, что было бы величайшим грехом впасть в сомнение.

«Но ведь нам заповедано испытывать духов?» – думал он. Сведенборг начал просматривать всю свою прошлую жизнь, как он был очищаем и приуготовляем, как он пал на лице свое, и как слова молитвы были вложены в уста его. И затем мыслитель уразумел, что к нему явился Сам Сын Божий, нисшедший в таких громах, Кто поверг его ниц против его воли и вложил ему молитву в уста; после чего он воскликнул: «Это был сам Иисус!». И затем Сведенборг молился о благодати и любви, ибо это было дело Иисуса Христа, а не его собственное. При этом он постоянно обливался слезами, не слезами печали – но слезами счастья и радости, оттого что Господь наш соизволил явить благодать Свою такому недостойному грешнику, как он.

Ретроспективно суть произошедшего с этим выдающимся шведским естествоиспытателем разъяснил Борхес:

«Этим событием было откровение. Оно снизошло на Сведенборга в Лондоне; как было отмечено в его дневнике, откровению предшествовали сны. Сведенборг не описывал их, но известно, что это были эротические сны.

Затем было посещение; некоторые посчитали это припадком безумия. Однако это опровергается ясностью его трудов, при чтении которых никогда не возникает чувство, что они написаны сумасшедшим.

Объясняя свое учение, Сведенборг всегда пишет очень понятно. В Лондоне какой-то незнакомец шел за ним по улице и, войдя в его дом, назвал себя Иисусом Христом. Он сказал, что Церковь приходит в упадок, подобно еврейской Церкви перед приходом Христа, и что Сведенборг должен обновить ее, создав третью Церковь, Церковь Иерусалима.

Это кажется нелепым, невероятным, но остались труды Сведенборга. Их много, и написаны они в очень спокойной манере. Он никогда не рассуждает. Вспомним известное высказывание Эмерсона: аргументы никого не убеждают. Сведенборг авторитетно все излагает, со спокойной уверенностью в своей правоте.

Итак, Иисус сказал Сведенборгу, что на того возложена миссия по обновлению Церкви. Он сказал, что Сведенборгу будет позволено посетить мир иной, мир духов с бесчисленным количеством небес и адов. Он сказал, что Сведенборг должен изучить Священное Писание. И прежде чем что-нибудь написать, Сведенборг посвятил два года изучению еврейского языка, потому что он хотел читать священные тексты в оригинале. Он снова принялся их штудировать и усмотрел в них основу для своего учения. Это немного напоминает каббалистов, которые основываются в своих поисках на священных текстах».

Согласно характеристикам очевидцев в то время «Сведенборг был маленького роста, 5 футов и 9 дюймов (176 см), глаза у него были малы и слабы, лицо бледное, рот широкий, с приветливой улыбкой; все его лицо носило выражение довольства и приветливости, проистекавших из внутреннего самоудовлетворения».

С тех пор видения – самые разнообразные – продолжались, и Сведенборгу была дарована способность общаться с духовным миром, о чем он сам писал во вступлении к 12-томному труду «Arcana Coelestia» («Тайны Небесные»), вначале увидевшему свет – по Борхесу – умышленно анонимно: «По Божественной милости Господа мне дозволено в течение нескольких лет постоянно и непрерывно находиться в обществе духов и ангелов, слыша их речь и говоря с ними. Таким образом, я в состоянии видеть и слышать чудеса потусторонней жизни, которые по сие время ни одному человеку не были ведомы и не вступали в его представления. Я узнал благодаря этому о различных родах духов, о состоянии души после смерти, об аде и жалком состоянии погибших, о небе или блаженном состоянии спасенных и, в особенности, об учении веры, которое признается во всем небе».

В августе 1745 г. Сведенборг покидает Лондон и возвращается в Швецию. Здесь он принимается за изучение еврейского языка и Библии: «Когда для меня открылось небо, то мне пришлось изучать еврейский язык, на котором составлена Библия, и это дало мне возможность прочитать ее несколько раз».

Люди, знавшие в это время Сведенборга, описывали его так: это был человек религиозный, исполнительный, уважающий человеческое достоинство в других и сознающий свой собственный гражданский долг, бескорыстный и нестяжательный. Его все очень любили и часто приглашали на пиры: Сведенборг их посещал. Со времени видения Сведенборг перестал употреблять мясную пищу и довольствовался хлебом, чаем и большим количеством сладкого кофе. Кроме того он любил кушать миндаль, изюм и шоколад. Из напитков он изредка употреблял пиво и то в очень малом количестве; зато много нюхал табаку. Вообще в течение всей жизни Сведенборг пил мало и вел жизнь очень строгую и воздержанную. Сведенборг был заика и проявлял еще ту особенность, что во время молитвы и экстаза мог надолго задерживать дыхание. Он всегда держал себя с большим достоинством. Сначала о своих видениях он передавал окружающим очень охотно; но когда заметил, что становится предметом праздного любопытства и насмешек, то сообщал о видениях только своим друзьям. Если кто пытался над ним подтрунить, то всегда находил ловкий ответ.

Один граф отзывался о Сведенборге так: «Это удивительно умный человек, обогащенный необыкновенно обширными познаниями, он прекрасно говорит и имеет самые здравые суждения обо всем, за исключением вопроса о его духовидении, во что он убежденно верит и в чем разубедить его никто не может».

В 1747 г. Сведенборг выходит в отставку из горной коллегии ради освобождения времени для теологических писаний.

Если подытожить первый этап его жизненного пути, то можно было прийти к такому выводу: Сведенборг действительно был крупным ученым и деятелем науки. Он долго убеждал Карла XII ввести в стране десятеричную систему исчисления и провести водный канал, соединяющий центр Швеции с Атлантикой. Фундаментальный доклад Сведенборга о плавильных печах, обнаруженный лишь недавно, был очень высоко оценен даже современными металлургами.

К собственной теории механики он пришел в результате оригинальных открытий в кристаллографии, магнетизме и экспериментов с фосфорическим свечением. Натурфилософ разрабатывал законы активного и пассивного начал, прослеживая границу между актуальным и потенциальным движением. Сигштедт кратко изложила достаточно сложное учение легендарного шведа о первозданной субстанции, «конечных вещах», элементарных частицах и поверхностях: Сведенборг выдвинул динамическое понятие о материи, показав, что энергия, из которой она состоит, может поступать изнутри. Его определение атома как поля активности (а не неделимой частицы, как считали со времен Демокрита) полностью совпадает с современными воззрениями науки.

Изучение природы интересовало Сведенборга как способ познания Бога. Поначалу он попытался выйти к высотам богопознания, погрузившись в анатомию человека, «образа Божия» (Быт 1: 26). В поисках человеческой души Сведенборг, согласно библейской традиции, обратился к крови. «Кровь содержит в себе вещества всего мира, все вещи были сотворены для того, чтобы служить элементами крови и делать возможным ее обновление». С помощью оригинальной доктрины «степеней» (видимые прогрессии) и «серий» (подчиненные вещи, объединенные в целое) Сведенборг подразделил кровь на три вида. Ему удалось даже предвосхитить открытие ее кислородного насыщения. Смелым новшеством было и помещение в мозг центра психической деятельности. Идея метемпсихоза представлялась Сведенборгу чуждой: по его убеждению, одухотворенный флюид человека (субстанциональная основа души) после освобождения «от пут и оков земного существования… никогда больше не сможет войти в земной мир посредством какой бы то ни было реинкарнации в физическом теле».

Изучение колебаний в человеческом теле привели Сведенборга к созданию теории мембран. Учением о «круге пользы», который образован рядами внутренних органов, он вплотную приблизился к современным постулатам о железах внутренней секреции. Его правильная догадка о функциях селезенки и многие другие не были восприняты критиками XVIII в. исключительно из-за своего умозрительного происхождения. Тогдашние эксперты предпочли окрестить его теорию желез «плодами воображения и глупыми пустяками»

Источник: https://nowimir.ru/DATA/030025_7.htm

(продолжение в следующем номере)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*