ИСТОРИЯ ЖИЗНИ МАЧИГ ЛАБДРОН (1055-1145) (ОКТЯБРЬ’17)

ИСТОРИЯ ЖИЗНИ МАЧИГ ЛАБДРОН (1055 – 1145)

Хвала матери в не-человеческой форме1, Дакини Мудрости2! Следуя учению Мачиг Лабдрон, вы отдаете свое тело в каче­стве подношения другим существам. Прочие практики учат защищать тело, но эта практика учит отдавать его. Эта био­графия написана самой Мачиг Лабдрон, потому в ней нет ошибок. Мачиг — Дакини Мудрости, Мать Будд Трех Вре­мен, Дакини Ваджрного семейства3.

ПРЕДЫДУЩАЯ ЖИЗНЬ МАЧИГ В ТЕЛЕ ПАНДИТА МОНЛАМ ДРУБА

У индийского царя Палванг Чунга родился сын на благо всем живым существам. Мальчика назвали Монлам Друб. Никто не учил его читать и писать: в возрасте пяти лет, едва взгля­нув на книгу, он уже знал ее наизусть. Все говорили, что, должно быть, он является манифестацией самого Будды.

С десяти до пятнадцати лет он обучался у Пандита Патиб-хадры, который даровал ему обеты монаха-послушника’1. При этом ему было дано имя Дондруб Зангпо5. Он изучал грамма­тику, логику, Праджняпарамиту”, Винаю7 и Абхидхарму”. Учи­тель считал его исключительно одаренным учеником и препо­дал ему Четыре Тантры9. Вскоре в знании этих тантр он сравнялся со своим учителем.

Тогда Пратибхадра сказал ему: “Я больше не могу быть твоим учителем. Отправляйся в Чанг Чог Занлинг; там ты встретишь Гуру Ратна, великого сиддха, способного явить ман-далу Чакрасамвара. Он достиг большой учености, и могущест­во его безгранично. Он сможет вести тебя по тайному пути мантры, на котором ты избавишься от всех сомнений. Тогда ты сможешь поистине помочь всем живым существам избав­ляться от страданий”.

Он отправился к Гуру Ратна, который увидел в нем способ­ность достичь реализации на пути тайной мантры. Гуру Ратна явил перед ним мандалу шестидесяти четырех аспектов Чакра-самвары и дал четыре посвящения. После этого, благодаря обретенной им силе, Монлам Друб мог беспрепятственно от­правляться в- любую из обителей Будды. Он оставался с Гуру Ратна три года, устраняя последние неясности в отношении Тантры и Сутры. Особого мастерства он достиг в выполнении медитаций стадии порождения и завершения.

Тогда Гуру Ратна сказал: “Отправляйся в Дорже Ден и посрами живущих там небуддистов. Только ты можешь сде­лать это”.

Итак, он отправился в Дорже Ден и в диспуте победил живших там небуддистов. В результате 100 000 человек обра­тились к учению Будды. Он прожил в Дорже Ден четыре года. После этого Арья Тара велела ему идти в Тибет, для того чтобы помочь тибетцам. Она попросила его поскорее завер­шить медитативную практику, чтобы подготовиться к обраще­нию тибетцев.

Он отправился в паломничество на север и однажды оста­новился на ночлег на кладбище10. Дакини, жившая на этом кладбище, была потревожена его присутствием.

Она явилась ему во время сна и сказала: “Ты что, не мо­жешь найти другого места для сна? Почему ты решил спать на моем кладбище?”

Она начала являть различные видения, чтобы испугать его, но он пребывал в нерушимой медитации. Тогда дакини подне­сла ему свое сердце и поклялась исполнить все, что пожелает М он лам Друб.

В сумерках перед рассветом явились пятнадцать богинь-эманаций Дагмедма” и сказали: “О йогин, ты должен идти в пещеру Потари на юге Индии, а затем отправляться в Тибет”. Сказав так, они исчезли в радужном сиянии.

Он подумал: “Сейчас я еще достаточно молод для того, чтобы заниматься медитацией и достичь совершенства в прак­тике, но каким образом мне обратить тибетцев?”

Еще не рассвело, когда великая женская эманация Махамаи с пятнадцатью другими богинями явились перед ним и сказали: “Отправляйся в Потари и выполни там практику пяти черных полугневных дакинь Махамаи. Ты должен побыстрее отпра­виться в Тибет и обратить в истинную веру живущих там лю­дей. Поэтому выполняй свою практику с усердием”. Сказав так, они исчезли в радужном сиянии.

На рассвете дакини кладбища сказала: “Я отведу тебя в Потари. Мы отправимся туда магическим методом быстрой ходьбы”12.

Они быстро достигли пещеры, и Монлам Друб начал вы­полнять практику пяти божеств Махамая. На четырнадцатый день практики он обрел обычные сиддхи1!. Через месяц он уже созерцал богинь лицом к лицу. Они дали ему посвящение в мандалу тайного глаза мудрости и укрепили в решимости отправиться в путь для обращения тибетцев. Затем они раство­рились в свете, который вошел в тело Монлам Друба.

Еще через месяц явилась Арья Тара, велела ему идти в Тибет и также растворилась в его сердце. В третий день возрастающей луны Хранитель Долгой Жизни дал ему множество наставлений и свое благословение. На восьмой день явился Авалокитешвара, божество сострадания, дал наставления и бла­гословил его. В десятый день явилась Падмадакиний со сви­той других дакинь и стала задавать ему вопросы относительно его понимания Дхармы, но не нашла ничего, что было бы ему неизвестно. Тогда она явила ему мандалу единения Хаягривы и Ваджраварахи, и божества мандалы также велели ему от­правляться в Тибет. Об этом ему сказали все дакини мандалы.

С десятого по четырнадцатый день ему явились все дакини. Они говорили о том, что он должен отправляться в Тибет. В пятнадцатый день луны15, на исходе дня появилась гневная темно-синяя дакини, одетая в костяные украшения, с катван-гой и кривым ножом и гневно сказала: “Ныне ты должен обещать мне отправиться в Тибет. Я умерщвлю тебя, и твое сознание войдет в меня!”

Сказав так, она замахнулась своим ножом, чтобы убить Монлам Друба, и его сознание вошло в нее, после чего он беспрепятственно перенесся в Тибет. В то время ему было двадцать лет, и его тело было настолько сильным, что оста­лось неповрежденным.

ЗАЧАТИЕ И РОЖДЕНИЕ

В пятнадцатый день пятого месяца года Лошади в Тибете, в области, называемой Лабчи Гангвар, это сознание вошло в утробу матери. Отец и мать жили в этой области в городе Цо Мер, что означает “Озеро Мер”. Отец Мачиг был знатным человеком по имени Чоки Дава и являлся главой этого горо­да. Имя ее матери было Бум Чам, что значит “Великая Благо­родная”. Оба родителя были очень добрыми людьми и проис­ходили из богатых семейств. Они усердно практиковали Дхарму и побуждали к этому других. Они имели веру в Три Драгоцен­ности и помогали Сангхе. Чоки Дава и Бум Чам жили как бодхисаттвы среди пятисот семейств, находившихся под их управлением.

В пятнадцатый день луны, когда сознание вошло в утробу матери, она увидела во сне, как четыре белые дакини с белы­ми сосудами в руках вылили воду на ее голову, после чего она почувствовала себя очищенной. Затем семь дакинь, красная, желтая, зеленая и т.д., окружили ее, делая подношения и говоря: “Хвала матери, будь матерью для нас!”

После этого гневная темно-синяя дакини в костяных укра­шениях и с кривым ножом в окружении четырех других да-кинь, держащих в руках изогнутые ножи и чаши из черепов, появились в пространстве перед Бум Чам. Центральная даки­ни была на локоть выше своих спутниц.

Она подняла свой нож и сказала матери: “Сейчас я выну твое сердце, погрязшее в неведении!”

Она вонзила нож в грудь”‘ Бум Чам, вынула сердце, поло­жила его в чашу дакини, находящейся напротив нее, и они сожрали его. Потом главная дакини взяла раковину со спира­лью, закрученной вправо17, и подула в нее. Звук раковины эхом пронесся по всему миру. В середине раковины появи­лась сияющая буква “А”18.

Дакини сказала: “Я заменяю твое сердце на эту белую раковину”.

Когда она вложила раковину в грудь Бум Чам, женщина увидела, что пятицветные лучи вышли из сердца дакини и вошли в нее через макушку. Из сердец четырех дакинь также излился свет и растворился в ее теле. После этого четыре дакини свиты сами растворились в свете и погрузились в центральную дакини, которая тут же растворилась в сияющем небесном пространстве.

Во время этих сновидений мать совершенно не испытыва­ла страха, но переживала великую радость и счастье. После того как сердце было вынуто у нее из груди, она почувство­вала себя лучше, чем прежде. Ее тело и ум наполнились бла­женством, а сознание оставалось ясным.

Чувство блаженства не покидало ее и после пробуждения. На следующий день утром к ней пришла девушка по имени Аман, что значит “Благое “А”, жившая поблизости. Она ска­зала: “Я пришла рассказать тебе очень хороший сон, который видела сегодня”.

Бум Чам отвела ее в алтарную залу, и девушка продолжа­ла: “Я хочу рассказать тебе мой сон. Твой благородный род становится все лучше от поколения к поколению, вы накопи­ли множество благих заслуг, и теперь снова вас ждет радость и удача, обширная, как небесное пространство”.

Бум Чам подумала: “У меня тоже был необычный сон се­годня ночью, и до сих пор я чувствую радость и блаженство. Интересно, что же за сон видела эта девушка?” Она велела слуге принести чего-нибудь поесть и попросила Аман расска­зать свой сон.

Девушка стала рассказывать: “Прошлой ночью перед на­ступлением рассвета я увидела во сне ваш дом. Он был в три раза больше, чем на самом деле, на крыше у него был большой золотой полумесяц, возле которого развевались на ветру три трехслойных зонтика. Каждый из них был в три раза больше, чем бывает обычный зонтик. По четырем сторонам дома нахо­дились четыре серебряных зеркала, больших и круглых, как луна, и свет, отраженный от них, освещал весь двор. Затем из четырех дверей вышли четыре девушки, которые сказали, что они дакини. Они дули в белые раковины, и звук получался таким громким, что казалось, его слышно на всех четырех континентах19. На четырех углах дома висели молитвенные флаги20, развевающиеся каждый в своем направлении. На кар­низах стояло множество масляных светильников; они ярко горе­ли, освещая все вокруг. На переднюю стену дома лился с неба красный свет. Я стояла на самом верху крыши и спросила у дакинь, что они здесь делают. Они ответили, что готовят дом к рождению ребенка. Изнутри дома, из комнаты для молитвен­ных собраний, раздались звуки музыкальных инструментов. Я подумала про себя, можно ли мне войти, и у меня появилось чувство, что я вхожу, и тут я проснулась. После этого у меня было еще много хороших сновидений”.

У Бум Чам уже была дочь шестнадцати лет по имени Бум­ме. Она сказала: “Прошлой ночью я тоже видела белый свет, который излился в мою мать, осветив при этом весь дом. Пос­ле этого девочка восьми лет с ваджром в руке появилась пере­до мной и сказала: “Как ты поживаешь, сестра?” Я спросила ее, откуда она, и девочка ответила, что она из Индии. Когда же я спросила, как ее имя, она ответила: “Я Тара, разве ты не узнала меня?” Я удивилась и попробовала взять ее на руки, но она убежала от меня и забралась на колени к моей матери, и тут я проснулась”.

После этого было еще много благоприятных знаков. У Бум Чам, которой было в это время сорок восемь лет, исчезли все морщины, и она стала выглядеть очень молодо. Люди говори­ли, что она, должно быть, выполняет какую-то практику, ко­торая делает ее моложе. Она выглядела так же молодо, как Бумме. Бум Чам постоянно видела благоприятные сны и испы­тывала необычайную радость и легкость. Ночью она часто видела, что двор ее дома освещен как днем. Она могла читать мысли других людей и чувствовать их страдания.

В двадцать пятый день месяца Кролика (второй месяц года Овцы) Бум Чам услышала звуки А и ХА РИ НИ СА21, раздававшиеся в ее чреве. На третий день месяца Дракона года Овцы оттуда донесся голос.

Голос сказал: “Мать, приготовь мне новые белые одежды из хлопка. Очисти их благовониями и ароматами”.

Бум Чан так и сделала, и в третий месяц года Овцы на рассвете она родила ребенка. Дом наполнился запахом благо­воний, а с неба донеслись звуки музыки, посыпался цветоч­ный дождь и появилось радужное сияние. Все люди этой об­ласти вознесли молитвы и сделали подношения семейным божествам-хранителям22.

Едва родившись, девочка, окруженная радужным сиянием, встала в позу Ваджрайогини. Она спросила: “Мама, ты хоро­шо себя чувствуешь?”, а затем произнесла букву “А”.

На языке у нее виднелась сияющая красная буква “ХРИ”, и казалось, что она вращается. На лбу у нее можно было видеть третий глаз, испускающий радужные лучи. На макушке у нее находилась буква “А” размером с сустав мизинца и излу­чавшая белый свет. Бумме взяла ребенка на колени и заверну­ла в приготовленные белые одежды. Через некоторое время буква “ХРИ” на языке растворилась. Тогда они попытались дать ей масло, смешанное с сахаром, но она выплюнула его.

Затем она стала глядеть в небо своими тремя глазами. По­степенно белый свет на макушке погрузился в нее, так же как и сияние, исходящее из третьего глаза.

Она отвернула взгляд от неба и посмотрела на свою сестру. Потом она чмокнула губами и после этого уже не отказыва­лась от масла с сахаром. Повернувшись к матери, она улыбну­лась, а затем заснула на руках у сестры.

Во время рождения ребенка, Бум Чам совершенно не испы­тывала боли, а, напротив, чувствовала большую радость. На следующее утро девочка позвала Бумме по имени. Потом она сказала матери: “Бумме очень рада иметь красивую сестренку с тремя глазами”.

Услышав, что отец возвращается домой, Бумме очень испу­галась, что ему не понравится девочка с тремя глазами, и предложила спрятать ее. Она завернула ее в хлопковые одеж­ды и спрятала за дверью.

Их отец Чоки Дава прошел в дом и начал искать ребенка, потому что он уже слышал, что родилась девочка.

Бумме сказала ему: “Мама родила ужасную трехглазую девочку, и мы выбросили ее”.

Отец сказал: “Принесите ее немедленно ко мне”.

Итак, Бумме вышла, взяла ребенка и принесла отцу. Он

внимательно рассмотрел дитя и сказал: “В ее третьем глазе видна буква “А”, такая красивая, будто она нарисована кис­точкой из одного волоска. У нее на теле можно увидеть все признаки дакини2‘. Ногти у нее на руках красноватые и сия­ют как жемчужины. На них проступают буквы ОМ А ХУМ. Держите ее дома и не выносите на улицу; ухаживайте за ней хорошенько и никому не говорите о том, что вы увидели”.

ГОДЫ ДЕТСТВА И УЧЕБЫ

Девочка быстро подрастала. В три года она знала многие мантры, такие, как ОМ МАНИ ПАДМЕ ХУМ, ОМ ТАРЕ ТУТАРЕ ТУРЕ СВА ХА, ОМ ГАТЕ ГАТЕ ПАРА ГАТЕ ПАРА САМ ГАТЕ БОДХИ СВА ХА, ХА РИ НИ СА24 и т.д.

Она любила удаляться в алтарную комнату, совершать там про­стирания и делать подношения. Когда ей исполнилось пять лет, мать стала учить ее читать и писать, и девочка мгновенно запоминала все, что ей говорили и показывали. Мать пригла­сила ламу, чтобы он учил ее Дхарме. К тому времени ей было восемь лет, и она могла прочесть два больших тома сутр за время, которое взрослый профессиональный чтец затрачивает на прочтение половины тома.

Учитель говорил родителям, что это не обыкновенная де­вочка, а одна из высших дакинь, и вскоре она превзошла свое­го учителя.

Он сказал: “Ее праджня пылает, как неукротимый огонь. Поэтому я назову ее Шераб Дронме, “Горящий Светильник Мудрости”.

Мать звала ее Дрон Цема, люди называли Адрон, “Светоч А”. Многие прослышали об удивительной маленькой девочке, дочери госпожи Бум Чам, и приходили посмотреть на нее. Все видевшие полюбили ее и говорили, что она является эманацией самого Будды.

Вскоре ее сестра остригла волосы и дала монашеские обе­ты перед лицом ламы Геше Атона. При этом она получила имя Тонцо Ринчен Бум, что значит “Сто Тысяч Драгоценных Озер”, и достигла большой учености.

АУДИЕНЦИЯ У ЦАРЯ

Царь приказал Мачиг вместе с семьей явиться к нему. Все очень испугались, и все вместе — двадцать пять человек — отправились к царю. Он уже слышал о рождении чудесного ребенка и устроил в их честь великолепный пир. Затем он

побеседовал с каждым по отдельности. Бум Чам при этом так волновалась, что едва могла отвечать на вопросы царя.

Тут люди, окружавшие царя, стали говорить, глядя на ее дочь: “Это необыкновенный ребенок. Посмотрите, у нее три глаза”.

Царь спросил у нее, умеет ли она читать и писать. Адрон отве­тила, что умеет, и царь велел ей читать большую книгу перед лицом находившихся в зале ученых. После того как она про­чла большой отрывок, он спросил, понимает ли она также смысл прочитанного. Услышав, что она понимает смысл про­чтенного текста, все были удивлены и сказали, что эта де­вочка, должно быть, является воплощением Дакини Мудрос­ти. Приглядевшись, царь увидел на лбу у девочки букву “А” и другие признаки дакини на ее теле. Он спросил, как ее имя, и она ответила: “Меня называют Шераб Дронме, “Светоч Мудрости”, а также Дрон Цема или Адрон, “Светоч А”. Царь сказал: “Раз ты называешься Дронме, “Горящий Светиль­ник”, а место твоего рождения Лаб, то тебя следует называть Лабдрон, “Светильник из Области Лаб”. Так сказал царь, и все пандиты, монахи, монахини и ее сестра Бумме согласи­лись с тем, что это будет благоприятным сочетанием. Затем царь взял ее старую одежду и убрал ее25, а девочке дал новое прекрасное платье. Кроме того, он подарил семье трех коней, тридцать рулонов полотна и множество другого добра.

ЧТЕНИЕ СУТР ПРАДЖНЯПАРАМИТЫ

После этого Мачиг со своей сестрой и матерью отправилась в место, называемое Намсо Цомер, “Верхние и Нижние озера”, что находится на юго-западе провинции У. Они жили там пять лет, читая вслух сутры Праджняпарамиты.

В возрасте десяти лет Мачиг уже могла прочесть за день четыре тома. В это время умерла ее мать. Сестра отвела Мачиг к Геше Атону. Взглянув на девочку, он сказал: “Она имеет на своем теле явные признаки дакини. Пусть она про­чтет один том сутры”.

Она прочла сокращенный вариант Сутры Праджняпарами­ты за время, необходимое для того, чтобы смолоть один кило­грамм зерна (около получаса). Геше Атон был изумлен: про­фессиональные чтецы делали это гораздо медленнее, хотя они и читали в шесть раз быстрее, чем обычный человек. Итак, он сказал, что станет давать им учение. Мачиг с сестрой оставалась у Геше Атона три года, и он объяснял им значение Шести Парамит, Десяти Уровней21, Пути Бодхисаттвы и Пяти Путей27. По окончании периода обучения Мачиг сравнялась зна­ниями с учителем. Поэтому Геше Атон сказал, что он передал ей все свое знание и что она должна отправляться в провинцию Йору Дратанг, в место, называемое Дра. Там она встретит очень ученого ламу, наделенного всеведением и окруженного большой общиной учеников, и ей следует учиться у него.

Итак, в возрасте шестнадцати лет Мачиг со своей сестрой отправилась к Ламе Дра. Когда они пришли к нему, учитель спросил у Бумме: “Это и есть та девочка, которая так хорошо читает?” Та ответила: “Да, это она”. Тогда лама сказал: “Нужно испытать ее и сравнить с моим личным профессиональным чте­цом”28. Чтец ламы мог читать в шесть раз быстрее, чем обычный человек, но к тому времени, как он закончил чтение четвертого тома, Мачиг читала уже двенадцатый. Лама был очень удивлен и сказал, что она читает по крайней мере в два раза быстрее его чтеца и что отныне она станет его личным чтецом.

Вскоре Бумме сказала Лабдрон: “Сможем ли мы обрести сиддхи и отправиться в небесную обитель дакинь?”2” Та отве­тила: “Я не пойду туда сейчас. Мне нужно остаться здесь и помогать живым существам. Но если ты хочешь попасть в небесную обитель, тебе следует заняться медитацией. Я же отправлюсь туда позднее, когда закончу здесь свой труд по оказанию помощи живым существам”. Итак, Бумме удали­лась в отшельничество и после трех лет медитации умерла, а ее тело исчезло30.

Лама Драпа был поистине наделен всеведением, и ему от­крылось, что его ученица Мачиг способна оказать помощь множеству живых существ. Он дал ей посвящения во все учения Праджняпарамиты, а также подробно и глубоко разъ­яснил смысл каждого слова этих учений. Мачиг постигала все полностью и радовала учителя своими успехами.

Он сказал: “Ты можешь читать наизусть множество текс­тов и достигла мастерства в религиозной практике. Это слож­но даже для меня, потому что у меня нет таких способнос­тей”. Затем он подарил ей красную парчовую шапку, белую внутри и с вышитыми сзади лепестками лотоса, а также но­вую одежду и обувь. Затем ее усадили на сделанное специ­ально для нее сиденье из трех подушек31, покрытых новым ковром. Сам лама и все ученики восхваляли ее, называя Мо­нахиней в маленькой шапке.

Лама просил ее остаться еще на четыре года, чтобы быть чтецом в монастыре, и она согласилась. Она была всегда очень добра со всеми монахами, а они относились к ней с глубоким почтением.

ПОСВЯЩЕНИЕ

Между тем в Тибете стали говорить об индийском учителе, на­зываемом Падампа Сангье, который всюду спрашивал о панди-те из Потари, родившемся в Тибете под именем Лабдрон. Он разыскивал ее согласно указанию, полученному им в видении.

Однажды ночью Мачиг увидела сон, в котором ей яви­лась белая дакини и сказала: “Из Индии прибыл учитель, чтобы увидеть тебя”. Лабдрон спросила: “Кто этот садху?”32 “Его зовут Падампа,” ответила дакини.

Проснувшись, она подумала, что, возможно, этот сон ока­жется правдой. Едва выйдя из дома, она встретила Падампу и хотела было поклониться ему, но он остановил ее, и вместо этого они коснулись головами друг друга’3.

Она сказала: “Как замечательно, что ты оказался здесь”.

Он отвечал: “Еще более удивительно то, что ты нахо­дишься здесь, воплотившись в Тибете”.

Она спросила: “Как мне помочь всем живым существам?”

Он ответил:

Исповедуй все свои скрытые грехи,

Не бойся приближаться к тому,

Что кажется тебе отвратительным.

Старайся помочь даже тем,

Кому ты не в состоянии помочь.

Откажись от всего, к чему ты привязана.

Ступай на кладбища и в места, вызывающие у тебя страх.

Живые существа неисчислимы, как звезды на небе,

Помни об этом!

Найди Будду в себе.

В будущем твое учение будет сиять подобно солнцу.

Сказав такие слова, учитель удалился. Мачиг же вернулась в монастырь и продолжала читать сутры.

У ламы но имени Кйо Зур Панчен Сакья Жунг был брат, которого звали Сонам Дарпа, мастер учений тантры и сутры, окруженный множеством учеников. Сонам Дарпа лично явил­ся, чтобы увидеть Мачиг. Он был очень опечален тем, что многие люди в Тибете пренебрегали практикой Дхармы. Он видел также, что многие из тех, которые занимались практикой, на самом деле были больше озабочены мирскими вещами.

Итак, Сонам Драгпа сказал Мачиг: “Ты много раз читала сутры Праджняпарамиты. Но понимаешь ли ты истинный смысл прочитанного?”34

Она ответила: “Да, понимаю”.

Он сказал: “Тогда объясни мне его”.

Мачиг стала подробно излагать учение о десяти уровнях пути бодхисаттвы и о практике медитации.

В конце лама сказал: “Ты много знаешь, но тебе еще не удалось сделать учение частью своей жизни. Все, сказанное тобой, — правильно, но ты должна понять главное: если ты переста­нешь схватывать вещи своим умом, то обретешь обновленное состояние бытия, находящееся за пределами концептуального мышления. Тогда в тебе запылает великий огонь праджни и ты победишь мрак неведения, проистекающего от привязан­ности к своему “я”35. Суть учения состоит в том, чтобы вни­мательно исследовать процесс движения собственной мысли. Сделай это!” Сказав так, учитель удалился.

Мачиг постаралась выполнить ей наставления, перечитав знакомые тексты в свете сказанного учителем. Наконец она дошла до раздела, повествующего о природе демонов. Это место произвело на нее глубочайшее впечатление, и она до­стигла истинного понимания. В результате она полностью ос­вободилась от двойственности во взгляде на мир и постигла природу демона эгоизма и любви к себе. Солнце праджни взошло у нее в сердце, и Мачиг обрела несокрушимое пони­мание того, что ничто не является на самом деле тем, чем оно видится. После этого она освободилась даже от тончайшей привязанности к своему собственному “я”31‘.

В знак своей свободы от привязанности к одежде она перестала носить красивые наряды, а надевала лишь то, что отказывались носить последние из нищих. В знак своей сво­боды от привязанности к друзьям она стала проводить время с нищими и людьми низкого происхождения. Прежде она по­стоянно была в компании своих учителей, монахов и мона­хинь, останавливалась в монастырях и храмах. Теперь в знак своей свободы от привязанности к приятным местам она жила где придется, даже в домах прокаженных”. В знак отказа от своей привязанности к еде она стала есть все, за исключени­ем мяса. Прежде она любила, когда люди говорили о ней хорошо, теперь же ей стали безразличны восхваления. В ней ни на мгновение не возникало чувство скорби, с полной не­возмутимостью встречала она страдания и несчастья. Боль и наслаждение, далекое и близкое, любовь и ненависть — все стало для нее “на один вкус”™ в пространстве истинной при­роды вещей.

В это время закончился четырехлетний период ее пребы­вания у Ламы Драпа, и Мачиг попросила его о даровании посвящения.

Но Лама Драпа сказал: “Я не стану давать тебе посвяще­ние. Отправляйся лучше к Ламе Сонаму, поскольку в своей прежней жизни ты много молилась о том, чтобы встретиться с ним вновь, и теперь для этого не будет препятствий. Было предсказано, что ты обретешь сиддхи”.

Он снарядил ее и дорогу, дав большой кусок ячьего мяса и много темно-красного полотна для подношения Ламе Сонаму.

Перед тем как отправиться в путь, она побывала дома, и ее брат Сакья Гьялцен дал ей тридцать мешков муки, а также мяса и шерстяной материи, которые она должна будет подне­сти учителю в качестве дара за передачу посвящения3“. Итак, она поднесла все это Ламе Сонаму и сказала, что Лама Дра прислал ее для получения посвящения.

Учитель увидел, что Мачиг способна в будущем оказать помощь множеству живых существ, и согласился даровать ей посвящение. Вместе с ней в церемонии участвовали еще четыре ученика из линии Падампа Сангье. Они получили посвящение в четыре состояния медитативного сосредоточе­ния, а также введение в пустотность природы всех вещей на примере небесного пространства. Была уже поздняя ночь и звезды зажглись на небе, когда настало время получения посвящения Махаяны и учитель приступил к выполнению обряда, называемого передачей мудрости. В этот момент Мачиг поднялась в воздух и исполнила двадцать четыре танца мирных дакинь4“, произнося на санскрите слова уче­ния. Она вступила в состояние неразрушимого и всепрони­кающего медитативного созерцания истинной природы ве­щей, прошла сквозь стену храма и оказалась под деревом возле озера, в котором обитал злобный наг. Этот наг был так зол и ужасен, что никто не смел даже взглянуть в сторо­ну этого озера, но Мачиг оставалась там в состоянии глубо­кой медитации. Наг сильно рассердился и был несколько испуган, а потому он призвал целое полчище демонов, кото­рые стали являть разнообразные иллюзорные видения, что­бы испугать Мачиг, но она предложила им свое тело в каче­стве подношения. И они не могли победить ее по причине отсутствия в ней даже малейшего помышления о самой себе’11.

Тогда демоны прониклись верой в нее, поднесли ей свои сердца и обещали свою защиту ей и всем ее последователям.

Затем в пространстве перед ней появилась дакини Маха-мая вместе со своей свитой и дала ей прямую передачу четы­рех посвящений. При этом Махамая сказала, что Мачиг бу­дет наделена властью над существами трех миров, чтобы вести их к состоянию просветления.

После этого явилось множество дакинь мандалы Чакра-самвара, а также будды десяти сторон света, которые велели ей безбоязненно отправляться на кладбища и породить в себе мысль о просветлении всех живых существ.

Наутро явилась Арья Тара и даровала ей тысячу посвяще­ний, устраняющих неведение.

Она сказала Лабдрон: “Ты и йогин по имени Топабхадра, являющийся эманация Будды Шакьямуни, явились в Тибет для того, чтобы связать воедино истинное постижение и мас­терские средства его обретения42. Вы побываете на 108 клад­бищах и водных источниках и сможете оказать помощь мно­жеству живых существ. Твое учение воссияет как солнце на небе, а твои последователи обретут состояние Невозвращаю-щегося”. Затем Тара дала Мачиг много советов на будущее и растворилась в ее внутреннем пространстве.

С первыми лучами солнца Лама Сонам и другие ученики вышли из храма и стали искать Мачиг, поскольку она покину­ла церемонию передачи посвящения. Вскоре они нашли ее си­дящей под деревом. Обнаженная, без стыда и смущения, сво­бодная от страданий и условностей сансары43, она простерлась перед ламой и сказала: “Делающие с чистым сердцем прости­рание перед ламой очистят свои кармические загрязнения”.

Затем она простерлась перед ним снова со словами: “Лама — истинное прибежище в этом мире, полном страданий”.

Тут ученики стали говорить, что она пропустила передачу посвящения, но лама сказал им в ответ: “Вы получили только условное посвящение. А эта юная йогиня обрела истинное и абсолютное посвящение дхарматы”. (“Дхармата” на санскри­те означает “таковость дхарм”. — Прим. пер.)

На следующее утро Мачиг поднесла учителю мандалу с такими словами:

Ради внешнего посвящения тела

Я подношу драгоценную внешнюю мандалу:

Четыре континента и гора Меру — ее чистое основание,

А четыре первоэлемента и живые существа

шести сфер бытия —

Это безмерное сокровище.

Священной драгоценности, истинному прибежищу,

Гуру, дэвам и дакини,

Я подношу внешнюю мандалу.

Прошу, даруйте мне свое благословение.

Ради внутреннего посвящения речи

Я подношу внутреннюю самовозникшую мандалу.

Пять скандх14 — ее чистое основание,

А само подношение — восемь типов сознания’15.

Священной драгоценности, истинному прибежищу,

Гуру, дэвам и дакини,

Я подношу внутреннюю мандалу.

Прошу, даруйте мне свое благословение.

Ради тайного посвящения ума

Я подношу тайную мандалу

Истинной природы дхарм (дхармата).

Лучезарное осознание — ее чистое основание,

Само подношение — истинное понимание,

А украшения — состояние блаженства,

Что рождается из слияния ясности и пустоты.

Священной драгоценности, истинному прибежищу,

Гуру, дэвам и дакини,

Я подношу тайную мандалу.

Прошу, даруйте мне свое благословение!

После того как она сделала такое подношение, Сонам Лама даровал ей четыре посвящения и дал подробное объяснение учения, и в Мачиг возникла глубокая вера в учителя.

Затем от Ламы Ша Марпы она получила Пять Дхарм Майтреи. Кроме того, он передал ей полный цикл учений о Бодхичитте4” и методы работы со звуком. Помимо этого, она получила устную передачу учения Дзогчен. Мачиг усердно практиковала все полученные учения.

От ламы по имени Ертингпа она получила наставления по практике Махамудры47 и “Шести Йог” Наропы48, а также по­священие Ваджраварахи и мандалу Калачакры и, кроме того, так называемые “доха'”19, песни Махамудры. Затем она полу­чила учения трех высших колесниц и сохранила их в своем сердце.

После этого Мачиг вернулась к Ламе Дра и занялась изу­чением пяти дхарм Майтреи. Учитель посоветовал ей отправиться в Центральный Тибет. Прибыв в Лхасу, Мачиг отпра­вилась в храм, называемый Джово50.

Когда она делала подношения, в храме разлилось радужное сияние, с неба послышалась музыка, посыпался дождь из цве­тов и было много других благоприятных знаков. Все в Лхасе преисполнились глубокой веры и радостно слушали учение Мачиг. Затем она отправилась в Дратанг и встретила там Падампу, который проживал в Пеньюл Ньепунге. Он пришел повидать Мачиг после того, как дакини сообщили ему о ее при­езде. Они встретились в тот момент, когда она совершала па­ломничество к местным святыням, расположенным в горах.

Увидев Падампу, она простерлась перед ним и сказала: “Прошу тебя, дай мне наставления о том, как принести освобождение живым существам”. Падампа отвечал:

Ты воплотила в себе четыре мудрости51.

Ты являешь собой иллюзорное тело

Великой Матери Дакини.

Ты открываешь три двери освобождения52.

Ты — покорительница демонов.

Лабдронма, я вместе со всеми божествами

Простираюсь перед тобой.

Благодаря тебе множество живых существ

с загрязненной кармой

обретут освобождение.

Будущие поколения благодаря тебе

постигнут учение.

Затем Мачиг и ее спутницы Джомо Каргома и Джомо Чотцо получили от Падампы множество разнообразных учений, и Мачиг сказала: “О всеведущий отец, сердечный сын Будд трех времен, защитник живых существ, я простираюсь перед тво­им иллюзорным телом”. Падампа отвечал:

О Ваджрная Укротительница демонов,

Великая Джянадакини,

Мать Будд трех времен,

Источник всех проявлений дакинь мудрости,

Ваджраварахи, пребывающая в экстазе

великого блаженства,

Глава всех гневных дакинь,

Ты — само непоколебимое изначальное пространство,

Ты обширна, как небо,

Но для блага всех живых существ

и в ответ на их молитвы

Тебе довелось родиться в индийском городе Серкья

Под именем Монлам Друб.

В одном древнем тексте есть пророчество о том, что во время эпохи, называемой калиюгой5‘, которая последует за кончиной Будды, возникнут разногласия между различными направле­ниями его учения. В это время в Северной Стране Снегов (в Тибете) появится воплощение Матери всех Будд, дакини Дхар-макая по имени Дронме, что значит “Пылающий Светильник”. Она придет для того, чтобы разрешить противоречия и ука­зать истинный путь.

Согласно другому пророчеству из коренной Тантры Манд-жушри, после кончины Будды, во время калиюги, в период возникновения множества заблуждений, в Северной Стране Снегов появится воплощение Великой Праджни по имени Лаб-дронма. Она явится, чтобы разъяснить людям значение сер­дечной сути Учения.

Падампа сказал, что ей следует практиковать медитацию в го­родах, селах, в горах и на кладбищах и что ее учение получит широкое распространение. Наступит время, когда четыре небуддий­ские дакини захотят родиться для того, чтобы подчинить себе Тибет, и она явит четырех буддийских дакинь, чтобы победить их и спасти жителей Тибета. Имя первой из этих буддийских дакинь – Мачиг Зама из Латхо. Она просвещает живых существ учением Ламдре51. Другую зовут Камтро Чунгма из Тришама. Она дарует людям учение Дзогчен. Третья — Шелдза Дронмедма, которая приносит благо посредством знаков Ма-хамудры55. Четвертая —- из Лаблунга по имени Лабдрон. Она дарует учение о принесении в жертву плоти и крови для успокоения четырех демонов.

Четыре небуддийские дакини — это Барва Гармо из Бар-пу, Чомо Намкха из Толунга, Шалмо из Тсанга и Зангмо Лхатри из Ладинга. Буддийские дакини победят их всех и превратят в дакинь мудрости, приносящих благо живым су­ществам.

Мать Мачиг ушла в чистую обитель дакинь, когда той было тринадцать лет, а через три года умер ее отец и переро­дился в Индии для принесения блага всем живым существам. Когда ей было двадцать, ее сестра ушла из мира, не оставив своего тела. Ее старший брат Сакья Гьялцен достиг большой учености, стал мастером ведения диспутов и медитации и имел телесные признаки реализации учения*56′.

ПРИМЕЧАНИЯ

 *Падампа Сангье – в Индии был известен как Ачарья Камалашила, а в Тибете – как Падампа Сангье. Он  трижды побывал в Тибете.. Падампа много учил в местности Тингри, а в последнее посещение  Тибета встретился с великим йогином Миларепой. Существует прекрасная книга Падампы Сангье  «Сто советов  людям из Тингри».

 **  Наги – один из типов существ, населяют водоемы.

  *** Мандала, которою подносят,  смволизирует все богатство Вселенной.

 32. Садху – индийское слово, обозначающее религиозного подвижника или йогина, отказавшегося от жизни домохозяина и вступившего на духовный путь. Как правило, садху не вели странствующий образ жизни и носили одежды оранжевого цвета, а иногда ходили полностью обнаженными.

 33. Таким образом, приветствовали друг друга равные по своему духовному статусу люди, выражая тем самым взаимное уважение и радость встречи.

 34. Во многих эзотерических текстах подчеркивается разница между интеллектуальным пониманием и внутренним проникновением в суть учения.

 35. Данный отрывок выражает суть философии, на которой основана практика Чод. После прекращения схватывания, Цепляния за свои представления о собственном “Я” и о внешних объектах, выявляется чистая, лучезарная природа ума.

 3б. Речь идет об обретении стабильного переживания отсутствия неизменной души или “Я”.

 37. Именно таков 6ыл образ жизни последователей Мачиг, странствующих йогииов, практиковавших Чод. Их часто приглашали подготавливать

 умерших к погребению, особенно во время эпидемий, так как считалось, что практикующие Чод не подвержены заразным заболеваниям.

 39. Единый вкус, рочиг (Ro.gcig): когда индивидуум вступает в переживание, при котором он видит вещи так, как они существуют на самом деле, не вынося суждение о хорошем и плохом, огорчительном и радостном и т.д., он видит их равнозначность и оказывается не в состоянии отдать предпочтение одному перед другим.

 39. “Плата” за посвящение является традиционным тибетским способом выражения почтения к учителю. Она не является твердо установленной величиной, но считается, что подношение должно быть значительным, как свидетельство осознания учеником ценности получаемого учения.

 40. Согласно объяснению Намкая Нор6у Ринпоче, такое действительно иногда происходит в момент получения посвящения, когда энергия, исходящая от учителя или от будд и 6одхисатв, активизирует внутренние энергии ученика.

 41. Истинная суть Демонов – это стремление человека защитить свое “Я”. Поэтому над теми, кто постиг факт отсутствия неизменного “Я” и кому нечего защищать, демоны не имеют никакой власти. Такой взгляд лежит в основе практики Чод.

 42. В такой аллегорической форме говорится о предстоящем супружеском союзе Мачиг и Топабхадры. Истинное постижение (прaджня) является женским началом, а мастерские средства (упая) – мужским.

 43. Обнаженность ума, его свобода от покровов заблуждения, иногда находила свое выражение в физической наготе йогов и йогинь. Их сво6ода от условностей и ограничений, обретаемая вместе с достижением запредельной мудрости, часто выражалась в особом, шокирующем поведении. В Тибете такой образ поведения носил название “мудрость безумия”.

 44. Примечание переводчика: Скандхи (ти6. Phung.po) – это составные части того, что мы воспринимаем как свою личность в ее физическом и психическом проявлениях. Санскритский термин “Скандха” дословно значит “куча”, поскольку в нее включеиы, “свалены в кучу”, все относящиеся к ней элементы (дхармы), наблюдаемые в трех временах: в настоящем, прошлом и будущем. Различают пять скандх: 1) формы; 2) переживаний и чувств; 3) различения или рассудка; 4) намерений или импульсов воли и 5) сознания. В современной литературе этот весьма важный термин принято переводить наукообразным словосочетанием “психофизические совокупности”. Подробнее о скандхах см.: Розенберг, “Основы Буддийской Философии”.

 45. Восемь типов сознания: 1) базовое сознание, основа всякой ментальной активности (алая-виджняна); 2) активная сила подсознания (клиста-манас); 3) остальные шесть типов сознания – это сознания пяти органов чувств и сознание, иитегрирующие и воспринимающее их деятельность.

 46. Бодхичитта – намерение привести всех живых существ к состоянию просветления, основа учения и практики Махаяны.

 47. Махамудра – состояние внутреннего единения ума и тела йогина, результат практики учения Махамудры. В “Песнях Махамудры” Тилопы говорится:

 “Пустота не нуждается в опоре;

 Махамудра покоится в пустоте, без усилия,

Оставаясь свободной и естественной,

Она развязывает все узлы, даруя освобождение”.

 48. “Шесть Йог” Наропы – основное учение школы Кагью, происходящее от индийского махасиддхи Наропы. Принесены в Тибет его тибетским учеником Марпой. В них входят: 1) йога развития внутреннего тепла; 2) йога создания иллюзорного тела; 3) йога сновидений; 4) йога внутреннего света; 5) йога перенесения сознания; 6) йога состояния между смертью и новым рождением.

 49. Доха – мистическая поэзия махасиддхов Индии. В этих cтиxax в символической форме описан их духовный опыт.

 50. В этом храме находилось изображение Будды Шакьямуни, привезенное из Китая женой царя Сонгцена Гампо в период первого распространения буддизма в Тибете (VII век). Ти6етцы очень почитали эту статую и приписывали ей множество чудес.

 51. Четыре мудрости: мудрость, возникающая на основе 1) слушания; 2) размышления; 3) медитации и 4) понимания.

 52. Три двери освобождения: 1) созерцание пустоты; 2) нео6условленность и 3) бесстрастие.

 53. Калиюга – период развития цивилизации, для которого характерны упадок Дхармы и сильная подверженность людей заблуждениям.

 54. Ламдре (ти6. Lam.’bras): иа основе учения индийского махасиддхи Вирупы возник корпус текстов Aннyтаpa тaнтpы, связанный преимущecтвенно с практиками Хеваджры. Комментарий на это учение носит название “ламдре”, что значит “путь и плод”, и является основой линии Сакья.

 55. Знаки Махамудры – в линии Махамудры существовал способ введения ученика в состояние понимания истинной природы ума посредством демонстрации ему учителем символических жестов и предметов. Пример этого можно видеть в биографии йога Наропы.

 56. К числу этих признаков относятся йоги чес кое тепло, чувство блаженства, ощущение легкости в теле и т.п.

(продолжение следует) 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*