КРИШНАМАЧАРЬЯ. ВЕЛИКИЙ ВОЗРОДИТЕЛЬ ЙОГИ. (ИЮНЬ ’17)

Кришнамачарья. Великий возродитель йоги.

Тирумалай Кришнамачарья, человек, стоявший у истоков чуть ли не всех существующих на сегодня стилей хатха-йоги. Динамические связки Паттабхи Джойса, строгое выравнивание в йоге Айенгара, классические асаны Индры Деви и виньясы «под заказ» Десикачара имеют один источник – невысокий (всего 155 см) индиец из браминской семьи, родившийся в небольшой деревушке на юге Индии более ста лет назад. Он никогда не покидал пределов Индии, но это не помешало его йоге завоевать Европу, Азию и обе Америки. На сегодняшний день трудно найти школу хатха-йоги, которую не затронула бы его традиция преподавания асан. Говорят, именно благодаря ему Ширшасана (Стойка на голове) и Сарвангасана (Стойка на плечах) стали играть главенствующую роль в практике асан. Кришнамачарья был первым, кто усовершенствовал позы и стал складывать их в оптимальные последовательности.

Кроме того, он расписал терапевтическое воздействие определенных асан. Сочетая позы и пранаяму, он сделал их практику неотъемлемой частью медитации – таким образом эти дисциплины перестали быть просто ступенью на пути к ней. Никто до него не подходил к практике и преподаванию асан столь скрупулезно. В результате ему удалось превратить практику асан, которую ранее в связи с йогой упоминали лишь вскользь, в ее основу. Своим возрождением в Индии йога обязана его лекциям и демонстрациям асан, которые он проводил по всей стране в 30-е годы прошлого века.

Жизнь мастера окутана легендами. Однако благодаря воспоминаниям тех, кто его знал, у нас есть шанс узнать что-либо об этом удивительном человеке и проследить историю его учения. Поначалу подход Кришамачарьи к преподаванию был строгим и консервативным, но с течением времени гуру превратился в настоящего реформатора йоги. Некоторые из его учеников говорят, что он был требовательным учителем и у него часто менялось настроение. По словам Айенгара, если бы не его буйный нрав и чрезмерное внимание к себе, он мог бы быть святым. Другие же отзываются о нем как о мягком педагоге, который заботливо относился к каждому ученику. Так, Десикачар говорит об отце как о человеке добрейшей души, который нередко в знак смирения водружал на голову сандалии своего покойного гуру.

Никто из них не кривит душой. Дело в том, что разные ученики знали Кришнамачарью в разные годы его жизни. Эти кажущиеся противоречия прослеживаются и в школах йоги, которые берут свое начало из его учения: в одних подход к преподаванию мягкий, в других более суровый. Каждая существует для определенного типа учеников и превращает хатха-йогу, которая постоянно развивается, в глубокую и разностороннюю дисциплину.

Явление предка

Кришнамачарья родился в 1888 году. Мир йоги в то время мало напоминал то, что мы имеем на сегодняшний день. В период британского господства в Индии хатха-йога была почти забыта – оставался лишь небольшой круг практикующих ее индийцев. Но в середине 90-х годов XIX и в начале XX века благодаря национально-освободительному движению индийская культура стала возрождаться. Это отразилось и на интересах юного Кришнамачарьи, который изучал многие классиче­ские индийские дисциплины, в том числе санскрит, логику, право, национальные обряды и основы индийской медицины. В дальнейшем он будет изучать йогу, имея за плечами огромный культурный багаж, и благодаря этому ему удастся объединить мудрость многих традиций.

Согласно биографическим заметкам, которые Кришнамачарья сделал к концу жизни, он начал заниматься йогой в возрасте 5 лет по инициативе отца, который обучал его сутрам Патанджали. Он же рассказал сыну, что их семья принадлежит к роду великого Натхамуни – йога, жившего в IX веке. Кришнамачарья не был даже подростком, когда умер отец, однако тому удалось возбудить в сыне неутолимую жажду знаний и желание изучать йогу. В другой своей работе Кришнамачарья вспоминает, как, будучи еще совсем мальчишкой, он обучился 24 асанам у свами из Шринджери Матхи – храма, в котором появилось учение Шивананда Йогананды. Затем в возрасте 16 лет он отправился в паломничество, чтобы посетить святыню Натхамуни в Алвар Тирунагари. Там ему было видение, в котором он узрел своего прославленного предка.

Дело было так. У ворот храма он повстречал старика, который указал ему на манговую рощу, находящуюся неподалеку. Кришнамачарья направился туда, а оказавшись на месте, почувствовал себя настолько изможденным, что упал наземь. Очнувшись, он увидел, что рядом собрались три йога. Его предок, Натхамуни, сидел посередине. Кришнамачарья пал ниц перед великими учителями и попросил наставления. В течение последующих нескольких часов Натхамуни пел ему стихи из «Йога­рахасьи» (в переводе с санскрита «Эссенция йоги»): текста, который был утрачен более тысячи лет назад. Кришнамачарья запомнил и впоследствии перевел эти стихи. Многое из учения Кришнамачарьи заимствовано из этого текста. Вы можете не верить в историю о том, как он был обретен, но сам этот факт указывает на одну важную вещь: Кришнамачарья никогда не претендовал на авторство. Он говорил, что йога принадлежит Богу.

После этого происшествия Кришнамачарья продолжил изучать классические индийские дисциплины и получил научную степень по филологии, логике, богословию и музыке. Он практиковал йогу, черпая инструкции из разных текстов, а также из разговора с одним йогином. Как-то раз один университетский преподаватель увидел, как Кришнмачарья выполняет асаны, и посоветовал ему обратиться к мастеру Шри Рамамохану Брахмачари, который на тот момент был одним из немногих оставшихся учителей хатха-йоги.

Об этом гуру нам известно совсем немного. Он жил вместе со своей супругой и тремя детьми в уединенной пещере. Как вспоминал сам Кришнамачарья, он провел семь лет вместе со своим учителем. В течение этого времени он изучал «Йога-сутры» Патанджали, практиковал асаны и пранаямы, а также исследовал терапевтическое воздей­ствие йоги. В результате ему удалось освоить 3000 асан и овладеть поразительными навыками – такими, как остановка собственного пульса. В качестве благодарности за уроки Брахмачари попросил своего преданного ученика вернуться домой, завести семью и преподавать йогу.

Образование Кришнамачарьи позволяло ему устроиться на хорошую должность в любом престижном заведении страны, однако он решил выполнить просьбу своего учителя. Он вернулся домой, к нищете. В 20-е годы XX века преподавание йоги не приносило дохода. Учеников было немного, и Кришнамачарье пришлось устроиться бригадиром на кофейную плантацию. В выходные дни он ездил по окрест­ностям, читал лекции и демонстрировал асаны. Он пытался привнести йогу в массы, демонстрируя сиддхи: сверхъестественные способности своего тела. Так он старался возродить интерес к умирающей традиции. Останавливал свой пульс, голыми руками тормозил машины, выполнял немыслимые асаны, зубами поднимал тяжеленные предметы. Он был уверен: чтобы найти учеников, для начала необходимо привлечь внимание.

Затем он женился, выполнив тем самым вторую просьбу своего гуру. Древние йоги были отшельниками, которые жили в лесу, не имея ни дома, ни семьи. Однако учитель Кришнамачарьи хотел, чтобы тот узнал о семейной жизни все и преподавал йогу так, чтобы она была полезна обычному человеку. Супруги жили в страшной нищете. Позднее он назовет это время самым тяжелым периодом своей жизни. Тем не менее именно трудности укрепили его в решимости преподавать йогу.

На пике

Дела пошли в гору в 1931 году, когда Кришнамачарья получил приглашение преподавать в Санскритском колледже в Майсоре. Ему назначили хороший оклад, поэтому он мог посвятить все свое время преподаванию. Правящая семья в Майсоре поддерживала развитие всех традиционных видов искусств, способствуя тем самым возрождению индийской национальной культуры. Йога не была исключением. К тому моменту они покровительствовали этому учению уже более ста лет. В библиотеке махараджей хранился один из древнейших иллюстрированных сборников асан, известных на сегодняшний день: Шритаттванидхи.

В течение последующих двух десятилетий махараджа Майсора оказывал Кришнамачарье всяческую поддержку в распространении йоги по всей Индии, финансировал публикации и показы асан. Однако Кришнамачарье не удалось сохранить свою должность в Санскритском колледже. Он слишком сурово относился к дисциплине, и ученики нередко жаловались на это. Махараджа предложил решение, которое удовлетворило всех. Он отдал в распоряжение учителя гимнастический зал во дворце, который стал йога-шалой – школой йоги Кришнамачарьи.

Так начался один из плодотворнейших периодов в жизни учителя, во время которого он разработал то, что сегодня мы знаем как йога аштанга-виньяса. Поскольку его учениками были в основном мальчики, он включил в свою работу многие дисциплины: йогу, гимнастику и индийскую борьбу. Так он стремился разработать последовательность асан, выполняемых в динамике, которая бы развивала силу и гибкость. Но несмотря на то, что аштанга-виньяса появилась в 30-е годы XX века, до Запада она докатится лишь спустя 40 лет. В настоящий момент этот стиль является одним из самых популярных, в основном благодаря труду преданного ученика Кришнамачарьи, К. Паттабхи Джойса.

В то время как в майсорском дворце учениками были юноши и мальчики, публичные демонстрации Кришнамачарьи привлекали самую разную аудиторию. Учителю нравилось знакомить с йогой самых разных людей. В своих «пропагандистских» поездках, как он сам их называл, он демонстрировал асаны британским солдатам, мусульманским махараджам, индийцам разных вероисповеданий. Он всегда подчеркивал, что йогу можно поставить на службу любой вере, и его подход отличался уважением к каждой религии. Тем не менее, стирая культурные, религиозные и социальные различия, на роль женщины он смотрел с чисто патриархальных позиций. Судьба, однако, сыграла с ним шутку: именно женщина по­знакомила с его йогой весь западный мир. Ко всему прочему она оказалась еще и европейского происхождения. Речь, конечно же, о Евгении Лабунской, известной на весь мир как Индра Деви.

Одновременно с обучением Джойса и Деви Кришнамачарья недолго занимался с мальчиком по имени Б.К.С. Айенгар, которому суждено было сыграть ключевую роль в распространении хатха-йоги на Западе. Невозможно представить, как бы выглядела наша йога без влияния Айенгара, особенно без отточенной, систематической проработки каждой асаны, без знания терапевтического воздействия практики, без разработанной им многоуровневой системы подготовки преподавателей, благодаря которой появилось так много достойных учителей.

Начать сначала

Несмотря на то, что ученики успешно распространяли его учение, для Кришнамачарьи вновь наступили тяжелые времена. К 1947 году количество занимающихся в йога-шале пошло на убыль. По воспоминаниям Джой­са, осталось всего три ученика. Протекция со стороны махараджи прекратилась: Индия получила независимость, и царскую семью сменила новая власть, которая мало интересовалась йогой. Кришнамачарья всеми силами пытался сохранить школу, но тщетно, и в 1950 году ее пришлось закрыть. Так в 60 лет он оказался в ситуации, когда надо начинать все сначала.

В отличие от своих учеников Кришнамачарья не получал дивидендов от растущей популярности йоги. Он продолжал заниматься, преподавать и развивать свое учение практически в полной неизвестно­сти. По мнению Айенгара, этот тяжелый период уединения изменил характер Кришнамачарьи. Если бы он сохранил поддержку махараджи, он так и остался бы холодным и отчасти равнодушным учителем. Однако трудности, с которыми он столкнулся, когда приходилось искать учеников самостоятельно, вынудили его адаптироваться к обществу, в котором он жил, и стать более мягким и сострадательным.

Так же как и в 20-х годах, ему пришлось отчаянно искать работу. В конце концов он принял предложение преподавать в колледже Вивекананды в Ченнае. Количество учеников росло медленно. Это были люди разных профессий и образа жизни с разным состоянием здоровья, и Кришнамачарья был вынужден искать новый метод обучения. Среди его учеников было много неподготовленных физически, а некоторые страдали различными заболеваниями. Так Кришнамачарья осознал необходимость адаптировать практику под возможности каждого человека. Индивидуальный подход проявлялся в следующем. Например, подготовленный ученик мог выполнять Пашчимоттанасану (Наклон вперед из положения сидя) с полностью выпрямленными ногами, вытягивая заднюю поверхность бедра, а более жесткому приходилось делать позу, сгибая ноги в коленях.

То же касалось дыхания. Одни укрепляли область живота, делая акцент на выдохе, другие создавали опору для спины, делая акцент на вдохе. Кришнамачарья менял частоту, последовательность и время выполнения асан, с тем чтобы ученики могли решать те задачи, которые сто­яли перед ними на тот момент: к примеру, оправиться от болезни. Как только практика улучшалась, он толкал их на то, чтобы усовершенствовать выполнение асан и приблизиться к идеалу. Таким образом он помогал ученикам следовать от йоги, которая была адаптирована к их ограниченным возможностям, к йоге, которая эти возможности расширяла. Этот метод, известный сейчас как вини-йога, стал основным методом обучения, которым Кришнамачарья пользовался в последние десятилетия своей жизни.

Казалось, он был готов применить его в любом случае, о какой бы тяжелой болезни ни шла речь. Однажды кое-кто из врачей по­просил его заняться пациентом, перенесшим инсульт. Манипулируя обездвиженными руками и ногами новоиспеченного ученика, Кришнамачарья укладывал его в самые разнообразные позы. В результате пациент пошел на поправку. И это был не единствен­ный случай.

Слава Кришнамачарьи как мастера и целителя стала возрастать. Именно благодаря репутации целителя Кришнамачарья обрел своего последнего, главного ученика. Но в то время никто, прежде всего сам Кришнамачарья, и не предполагал, что его сын, Т.К.В. Десикачар, станет известным и почитаемым мастером йоги, который донесет миру последние воззрения своего отца и учителя.

Ближе к Богу

Все то время, которое Кришнамачарья обучал своего сына, он продолжал совершенствовать метод вини-йоги, разрабатывая программы для детей, больных и беременных женщин, а также для тех, кто искал просветления. Постепенно он стал выделять в йоге три стадии: молодой, средний и пожилой возраст. На первой стадии нужно развивать мышечную силу и гибкость, на второй – сохранять здоровье, работая и воспитывая детей, а на третьей – идти за пределы физической практики и стремиться к Богу.

Десикачар обратил внимание, что по мере того, как ученики отца достигали все больших успехов в йоге, его интерес от совершенствования асан смещался в сторону духовных аспектов. В какой-то момент он осознал, что для его отца каждый поступок должен был быть посвящен Богу, а каждая асана – вести к внутреннему спокойствию. Акцент Кришнамачарьи на дыхании должен был не только дать физиологический эффект, но и продвинуть человека в духовном плане. Десикачар вспоминает, что Кришнамачарья описывал цикл дыхания как акт капитуляции: «Вздохните: Бог сближается с вами. Задержите дыхание: Бог остается с вами. Выдохните: вы сближаетесь с Богом. А теперь задержите дыхание и капитулируйте перед ним».

В последние годы жизни Криш­намачарья стал вводить в практику ведические песнопения, подгоняя количество стихов под время пребывания в позе. Эта техника способствовала сосредоточению и подводила к медитации. Когда речь заходила о духовных аспектах йоги, Кришнамачарья всегда выказывал уважение к культурному контексту, в котором рос тот или иной ученик. Одна из его учениц, которая занималась с ним длительное время, Патриция Миллер, вспоминает, что он проводил медитации, предлагая варианты на выбор. Ученики закрывали глаза, наблюдали за областью межбровья, а затем Кришнамачарья говорил: «Подумайте о Боге. Если не о Боге, то о солнце. Если не о солнце, то о своих родителях». Он ставил только одно условие: ­признавать некую силу, которая больше, чем мы.

Избранный

Интересы Кришна­мачарьи, да и сама его личность напоминают калейдоскоп, и йога была лишь небольшой частью того знания, которым он обладал. Он интересовался филологией, астрологией и музыкой. В собственной аюрведической лаборатории готовил препараты из трав. В Индии он до сих пор известен скорее как целитель, чем как мастер йоги. Кроме того, он был прекрасным кулинаром, садоводом и очень любил играть в карты. Однако энциклопедические знания, которыми он обладал и из-за которых нередко выглядел высокомерным в юности, заставили его в итоге искать общения. Он осознал, что большая часть традиционной индийской культуры исчезает, по­этому стал делиться ею с любым, кто обладал здоровым интересом и дисциплинированностью. Он понял, что необходимо адаптировать йогу к современному миру: в противном случае она просто исчезнет.

В Индии говорят, что раз в три­ста лет рождается человек, который возрождает традицию. Возможно, именно таким человеком и был Кришнамачарья. Испытывая огромное уважение к прошлому, он, не колеблясь, экспериментировал и открыто шел навстречу переменам. Разрабатывая и совершенствуя различные методы, он сделал йогу доступной миллионам.

Источник: http://smalltalks.ru/slava/529-krishnamachari.html

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*