ИНТЕРВЬЮ С ДУХОВНОПРАКТИКУЮЩИМ (ФЕВРАЛЬ ’17)

Интервью с  духовнопрактикующим

Часть 1

Автор: Романенкова Виктория, главный редактор.

 

Расскажите о вашем пути серьезного духовного практика? С чего он начался и когда?

Если не с детства, хотя смотря что называть духовной практикой. Во-первых, я уже родился сознательно, т.к. я помню и момент рождения и некоторые моменты до моего рождения, помню и некоторые фрагменты из прошлых воплощений. Хотя тема прошлых жизней для меня сейчас несколько непонятна и здесь надо разбираться. Я считаю, что нечто индивидуальное появляется в момент рождения. Это как программная оболочка для данного тела, то есть личность как таковая в нашем понимании рождается и формируется, следовательно, она не может быть вечной. Потому, что вечное – всегда одинаковое и не подвержено никаким изменениям. Поэтому вопрос о перерождении души для меня сейчас спорный, хотя раньше я думал, что души перерождаются согласно закону кармы и реинкарнации. Сейчас у меня другая точка зрения по этому поводу.

Я помню свой момент рождения, помню некоторые фрагменты воспоминаний из прошлых жизней. Но сейчас не все для меня в этих вопросах предельно ясно.

У вас есть время, чтобы разобраться во всем, наверное, задумываетесь над тем, чтобы когда-нибудь ответить самому себе на эти вопросы?

Скорее всего, ответ придет сам собой. Потому, что я концентрируюсь на этом, думаю. То, на чем человек концентрирует свое внимание, становится для него все более и более понятным, затем проясняется, потом становится очевидным. Как любой процесс вообще. Мышление, думание, концентрация – это то, что повышает уровень сознания в данном конкретном вопросе. То, на что направлен луч сознания – притягивает его, как-бы высвечивает из некой пустоты. Поэтому ответ неизбежен, просто дело времени. Я имею ввиду, что это для меня станет когда-нибудь очевидным.

С какого момента вы себя помните сознательно? Какие этапы  можете выделить по мере становления вашего духовного развития?

Для себя я могу отметить четыре этапа моего духовного развития в форме человека. Первый этап – это “глубокое детство”. Это период младенчества (до 1-2 лет) и период детского сада. В этот период я хорошо помню себя. Хотя я помню не в физическом теле. В пространстве комнаты, в тонком теле, парящим где-то под потолком, наблюдающим со стороны за самими собой – за маленьким ребенком, который либо сидел на руках у мамы, либо ползал, либо сидел в кровати. Я часто наблюдал это со стороны. Иногда ко мне приходили мои знакомые – астральные сущности, они выглядели как высокие светящиеся человекообразные существа, либо как столпы света метра 3-4 высотой. Иногда я был маленький по сравнению с ними, иногда такой же как они. Иногда мы уходили с ними. Я помню такие моменты, хотя память очень фрагментарна и такие нечеловеческие восприятия в человеческой памяти плохо фиксируются. Я думаю, что такие опыты есть у многих людей, и у маленьких детей есть подобные переживания.

Вам было комфортно общаться с этими астральными сущностями?

Да, мы с ними общались, но это был нечеловеческий способ общения. Это было общение с помощью вибраций света. С их помощью передавались огромные объемы информации, наподобие образного мышления, когда человеку показывают какую-то картинку, на которой происходит сразу одновременно несколько разных событий. Иногда происходила передача знаний на каком-то очень тонком уровне. И эти знания ты можешь интерпретировать как угодно. К примеру, можно получать из этого состояния ответы на любые вопросы. Начиная от своей личной жизни и вопросов быта, заканчивая вопросами мироздания. Такое всеобъемлющее знание. В детстве это было доступно.

Сейчас для вас возможно получать знания таким образом?

Сейчас такого опыта нет. Необходимо очень интенсивно практиковать, чтобы выйти на такие уровни сознания, чтобы считывать информацию. Сейчас, честно говоря, для себя я не вижу в этом особого смысла, так как мне более-менее понятно все, то есть для меня нет каких-то загадок, а то, что для меня представляет интерес, сейчас находится в несколько иной сфере практического применения этого знания в моей человеческой жизни.

В 1 этапе я хотел бы отметить роль своего отца, который повлиял на мое воспитание, сам того не подозревая. Отец меня с самого раннего детства учил мыслить. Это, пожалуй, самое главное, что он для меня сделал, помимо моего рождения. Он сделал меня человеком, мыслящим существом. Как он это сделал? Во-первых, он всегда говорил со мной серьезно, на серьезные темы и как со взрослым. Он всегда спрашивал мое мнение, всегда к нему прислушивался и мы всегда спорили с ним на равных. Во-вторых, он научил меня играть в шахматы, мы часто с ним играли. Это воспитывало во мне стремление побеждать, развивало волю. Он мне говорил: «Сейчас ты играешь все лучше и лучше, а я играю на одном и том же уровне.» Я, конечно, проигрывал, иногда даже плакал от обиды. Но однажды я его победил. Отец похвалил меня и мне, конечно, было приятно. Ведь я превзошел себя. Отец в то время был для меня неким эталоном, так как я знал, что он играет честно и никогда мне не поддается. И я поэтому всегда проигрывал ему, так как мои мыслительные способности были слабыми по сравнению с его мыслительными способностями. Пожалуй, тот выигрыш был одним из самых сильных опытов в моей жизни вообще.

Ваш отец, наверное, был горд за вас? Интересно, что он чувствовал в тот момент вашей первой победы? Когда ученик превзошел мастера?

Он, скорее, немного растерялся. Подумал, что его сын – молодец. Мы потом еще много раз играли в шахматы. Я чаще всего проигрывал, но иногда и выигрывал. Но ту, первую свою победу я хорошо помню. Хорошо помню ощущение того, что я превзошел себя, свою какую-то ограниченность.

Был еще один интересный случай до этого момента. Я был совсем маленький, только научился ходить. Отец меня любил выгуливать перед домом. Он обычно садился на скамейку, открывал газету или книжку и читал. На другом конце двора располагалась электрическая подстанция и ходить туда мне строго-настрого запрещалось. И вот однажды я подумал, почему отец мне запрещает? Почему он ограничивает мою свободу? Ведь там ничего нет опасного, ему просто так удобнее следить за мной. Я быстро забежал за здание подстанции и оглядываясь назад увидел, что мой отец удивленно на меня смотрит. Всего за несколько шагов он догнал меня. Это был один из первых опытов моего волевого усилия. Такого сознательного выхода из навязанных рамок, за границы которых я вышел. Я не осуждал своего отца за то, что он делает, так как понимал зачем он это делает.

Да, родители часто ограничивают свободу своего ребенка в целях безопасности, и конечно, для собственного комфорта.

Я знал, что в том конце двора точно также как и там, где мне разрешалось гулять. Просто мой отец любил, чтобы я всегда был в поле его видения. Отрываясь от чтения книги, отец всегда меня видел, а в той ситуации ему надо было меня где-то искать, поэтому он ограничивал меня для своего собственного удобства. Так ему было легче меня контролировать. Пожалуй, это был один из самых первых опытов моего волевого усилия и сознательного выхода за какие-то рамки и ограничения, поставленные мне моим отцом в данном случае.

В этот период также отец рассказывал мне всякие вычитанные или подслушанные им где-то теории и гипотезы, начиная от строения Вселенной и заканчивая политикой. Это был конец 70-х, начало 80-х годов, и я уже знал о политической обстановке в мире с точки зрения отца. Также он любил рассказывать мне о разных философах, философских теориях и школах.

Философия с детства проникала в сферу вашего понимания? Все благодаря отцу, его книгам, библиотека, наверное, была у вас большая?

Да, отец много читал и многое из прочитанного мне рассказывал. Мы с ним и спорили, отец часто рассказывал мне о теориях Платона и я их как мог осмысливал, что-то даже выдавал в ответ. Мы с ним часто так играли. Манипулируя словами, идеями. Он любил мне рассказывать также о строении Вселенной. В будущем это послужило базой для формирования моего мировоззрения.

Это был уже второй этап моего сознательного поиска, когда астральные игры отошли на второй план и на тот момент я окончательно освоился в физическом теле. Я больше не выходил сознательно из тела, так как не видел в этом особого смысла.

Бывают ли у вас сейчас сознательные выходы из тела?

Бывают, но я к этому не стремлюсь. Иногда могу в тонком теле и в другие миры путешествовать. Они на мой взгляд бесполезны для человека, так как они просто являются интерпретацией поступающей энергии, информации из нижних чакр в процессе движения энергии, праны. Это все как бы такие тонкие иллюзии. Это мое мнение сейчас. Ранее я очень увлекался всем этим, так как мне казалось что я общаюсь с разными существами, что я летаю где-то, спускаюсь в нижние миры, поднимаюсь в верхние. Это был интересный этап моего развития. Для практикующего этот этап необходим, так как это его может развивать, но может и ограничивать его, так как этим можно сильно увлечься, это может сильно захватить практикующего. Такие тонкие иллюзии.

Рождение здесь, на Земле – тоже иллюзии?

Это проекция каких-то высших сил, которые хотят проявиться в данную эпоху здесь, на Земле. Они формируют некоторые души непосредственно для себя, чтобы при помощи этих людей проводить какую-то свою волю здесь. То есть рождаются люди с определенными миссиями. Потому, что у души, как у индивидуальности миссии особой нет, и ее пребывание здесь – это набор кармических самскар (программ). Говоря языком йоги, личность формируется какими-то энергиями, после смерти она распадается и ее больше не существует.

Да, совсем небольшой период времени личность существует.

Всего одну человеческую жизнь.

Отец мой – личность довольно неординарная. Он, судя по его рассказам, в детстве мог подниматься над деревьями, левитировать. Тогда он жил в глухой сибирской деревушке в Вологодской, а ныне Архангельской области.

Ваш отец просто был настоящим йогом, судя по его рассказам о левитации.

Трудно сказать, так как он к йоге не имел никакого отношения. С тех пор его считают странноватым чудаком. Он пишет стихи, организовывает разные мероприятия, то есть он не обыватель. Ему постоянно что-то надо : продвинуть какую-то идею, собрать людей, что-то им рассказать, какие-то свои идеи, прочесть свои стихи. Но так как у него недостаточно знаний и энергии, это у него не очень хорошо получается, просто он ведет такой интересный для него образ жизни. Хотя многие из окружающих его, в частности, моя мама страдали от этого. Он всегда был «не от мира сего», даже в гораздо большей степени, чем я. Я смог адаптироваться в социуме, а он – нет. Непонимание и неприятие и послужило причиной для развода родителей.

Если бы отец занимался йогой, он превзошел бы меня. У него до сих пор очень мощная энергетика, мощный разум, просто он кидается из стороны в сторону и не может выбрать для себя какое-то одно направление.

Можно сказать, первый этап заложил основу моей личности, но он был малосознательный в том плане, что у меня не было развитого ума и я не знал зачем мне все это надо, я просто наблюдал за происходящим со стороны, не считая себя человеком вообще.

А вы не задумывались тогда о том, что, возможно, все люди такие как вы?                                                                            

Я думал об этом позже, когда научился мыслить как человек. Это происходило уже во втором этапе моего жизненного развития и становления. Я как раз пошел в школу и начал свои более-менее сознательные поиски своего применения в этой жизни. Себя я знал как нечеловеческое существо, хотя этот термин звучит непонятно. Я долго себя ощущал не-человеком. Чувствовал в себе принципиальные отличия от людей, что блокировало для меня возможности с ними общения. Конечно, будучи ребенком, я играл с мальчишками, но не более того. Мне и в голову никогда не приходило поговорить с людьми, а тем более со сверстниками о том, что было для меня важно. Потому, что я знал, что, во-первых, мне это не надо, а во-вторых, я предполагал, что люди не понимают меня. Поэтому лет до двадцати я был одинок в духовном смысле, хотя со сверстниками я был довольно общительным в плане игр, развлечений и так далее. Вырос в полукриминальной школе со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Тем не менее вы хорошо закончили школу? Вам было легко учиться?

Да, я вообще практически не учился. Письменные уроки делал на переменах, стихи успевал учить в то время когда другие ученики, фамилии которых были по списку выше моей, рассказывали. В учебе я особо не напрягался. В период учебы в школе я социально адаптировался. Учился быть человеком что-ли. Так как долгое время человеком себя не считал, и свою человеческую жизнь считал ошибкой. Часто жалел о том, что стал человеком. Это выражалось в довольно сильных депрессиях, особенно после сильных конфликтов с родителями или сверстниками.

Депрессии от того, что не было единомышленников?

Я видел, что люди совершают ошибки. Кармические, наказуемые.

Это было больно для вас?

Пожалуй, это было больно.

Вы не пытались их вразумить, повлиять на их действия?

Я пытался. Всегда заступался за слабых в школе, когда девочек обижали, учителей. Были и такие ученики у нас, которые могли и учителя обидеть. Я видел, что люди совершают ошибки, хотя для них это была такая игра. Но я видел, что эта игра может привести к плохим последствиям, что в будущем и развернулось так для тех людей. Я видел эти ошибки, знал, что это плохо для них кончится. Люди были для меня в раннем детстве как открытые книги. Я видел человека и знал о чем он думает, знал кем он является, знал, примерно, его судьбу вплоть до обстоятельств смерти.

Вам сложно было жить с этим знанием человеческих судеб?

Для меня это было нормально. Так как я был до этого другим существом, для которого это было естественно – читать человеческие судьбы, подразумевая, что человек – это более низшая форма жизни. Как мы можем проследить жизнь какого-то насекомого или животного, так и человек. Большинство людей абсолютно предсказуемы и кармически обусловлены. Их жизнь прописана от и до. Им некуда деваться. Их жизнь просчитывается мощным сверхчеловеческим интеллектом на 90 процентов.

Кем просчитывается и прописывается человеческая жизнь?

Ну, скажем, теми силами, которые воплощают разные существа в разных мирах. Я не могу сказать, что это его (человека) душа воплощается. Потому, что душа формируется в момент рождения. Как набор кармических связей, отпечатков, самскар. Можно сказать, что это какое-то сознание просчитывает и прописывает человеческую жизнь, но это слишком абстрактное утверждение.

Расскажите, вы сталкивались с непониманием окружающих вас людей?

Иногда меня одолевали мои непонимания людей, или их непонимание меня. Они меня не то, что не понимали, я перед ними просто не раскрывался. Для окружающих я был вроде бы понятен, хотя я был странный. И так как я о таких вещах никогда не говорил, некоторые считали меня слишком добрым, мягким, и как следствие – слабым. Хотя иногда они разочаровывались в этом, так как при выяснении каких-то отношений они видели, что это совсем не так. Родители часто меня огорчали, так как они были обычные люди. Отец хоть и был не от мира сего, не нашел применения своей странности, блуждая по миру как неприкаянный. Маму мою это раздражало, что и привело к разрыву их отношений. Но так стало лучше для всех.

Вы могли что то подсказать, посоветовать отцу, чтобы он смог найти себя, самореализоваться?

Я старался не вмешиваться в жизни других людей, в том числе и в жизнь моего отца. Тем более – кто я такой? Чтобы советы давать. Он сам знал как ему жить. Это было его личное дело. Так же как и других людей. Я, честно говоря, не верю, что люди могут помогать друг другу реально. Можно давать советы, но по сути, если человек сам не хочет измениться, эти советы не будут услышаны. Можно давать какую-то информацию. Сейчас, когда в моей жизни все более-менее размеренно и я для некоторых являюсь не то, чтобы авторитетом, но к моему мнению прислушиваются. Из такого положения, наверное, можно давать советы. Если только человек просит об этом. А будучи маленьким ребенком. Кто ты такой, чтобы давать советы взрослому человеку? Тем более своему отцу. Это по меньшей мере странно. Так в принципе я жил долгие годы, в таком состоянии.

Расскажите о втором этапе вашего становления – о ваших школьных годах? Как протекала ваша внутренняя жизнь, как вы в то время учились развивать осознанность?

Я играл сам с собой в разные игры, которые развивали мою осознанность и интуицию.

Я мог выделить какого-то человека, допустим, в школе, идя по коридору, и я мог предсказать где и в каком месте я его встречу спустя какое-то время. Часто мои предположения совпадали и я встречал в заданном месте данного человека. Ну и была целая масса разных игр на тот момент у меня. Я увлекался считыванием информации с какого-либо человека (ученика), затем просматривал его и мог предсказать – что он скажет, либо как он отреагирует через какое-то определенное время. Часто оказывался прав. Мог иногда воздействовать на людей, вынуждая их делать то, что мне нужно, мелочь какую-то. Человеку от этого было не лучше и не хуже. Хотя я знал, что таким образом можно было добиться большого успеха. В тот период времени во мне просыпались мистические способности, связанные с воздействием на других людей (я мог считывать ментальный, эмоциональный фон и знать о чем человек думает) И, как следствие, манипулируя какими-то вещами, добиваться от человека чего угодно.

Я часто впадал в такие трансовые, как говорят, состояния. Идя по улице или сидя за партой, я мог о чем-то думать, вспоминая свое раннее детство, когда я был нечеловеческим существом. Мое сознание могло отделяться от физического тела, хотя я мог делать вид, что пишу или даже говорю. Но я не любил когда меня отвлекали из такого состояния. Как-то случилась со мной одна история. Я шел из школы, и трое парней-старшеклассников стали меня задирать, подзывать к себе. Настроены они были агрессивно. В тот момент мое сознание дистанцировалось и я ощутил, что во мне стало нечто пробуждаться. Когда я поднял на них глаза, то обнаружил, что стоящие напротив школьники находятся в полном ужасе от того моего нечеловеческого взгляда. Как будто что-то нечеловеческое на них посмотрело из меня и они вскоре потеряли меня из вида. Они стали осматриваться – в тот момент я исчез из поля их зрения. Такие силы время от времени появлялись во мне. Сейчас можно было бы предположить, что это духи-защитники охраняли меня, но я не стал бы использовать такую терминологию. Считаю, что человек – многомерное сознание и он существует как-бы сразу в нескольких реальностях.

Потом для себя я отметил с какой-то досадой, что я применил насилие. Я видел, что они попали под жёсткое давление, под мое ментальное воздействие, и что они для меня как марионетки. В принципе, я мог сделать с ними что угодно.

То есть вы были проводником некой могущественной силы, энергии?

Я считал себя источником этой силы. Это было сознательное воздействие на них. И я знал, что они никак не смогут противодействовать этому. Никто даже не узнает об этом. Я мог абсолютно безнаказанно с ними сделать все что угодно. Возникло такое ощущение, что я будто нечто вспомнил из своего далекого прошлого. То, что мне не хотелось вспоминать. Это касается именно применения насилия по отношению к людям. Именно такого оккультного и жесткого. О котором я хотел бы забыть, но которое как неуправляемая сила вырвалась из меня и остановила этих ребят. Я видел, что они напуганы и не понимали, что происходит. В тот момент их жизни для меня ничего не стоили. Однако, нечто во мне остановило меня. Я сожалел об этом. Хотя ничего плохого я не сделал. В дальнейшем такие ситуации возникали и я был вынужден иногда применять такое насилие ментального характера по отношению к людям. В эти моменты я видел всю слабость и ничтожность человеческой жизни, рассматривая человека как иллюзорное существо. Я видел, что их жизнями и судьбами можно как угодно манипулировать. И это все будет безнаказанно.

Впоследствии, таких случаев было довольно много, просто тот был самый яркий из всего множества происходящих.

(продолжение в следующем номере)

Один комментарий
  1. Митра 11.02.2017 Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*