МОЯ ЖИЗНЬ В БОГЕ (НОЯБРЬ’ 20)

Передача недвойственной тантры от свирепой дакини 

Свами Вишнудевананда Гири

Однажды после утренней садханы я, сидя в своей комнате для медитации, погрузился в изучение текста одной важной недвойственной тантры. Текст этой тантры, по сведениям, передали сиддхам в наш мир людей дакини-волшебницы, просветленные существа женского пола. Произошло это примерно около тысячи или полутора тысяч лет назад. Эта тантра длительное время вдохновляла меня, и я, наконец, захотел получить в нее персональную передачу, так сказать, из первых рук, от тех же божественных существ. 

Я выполнил предварительное гадание, которое оказалось не вполне ясным, но вроде бы сулило успех. Затем выполнил обычные очистительные ритулы, насытил тонкое тело энергией хранителя мира — Вишну, окутал его защитной силой пяти стихий, окружил себя защитным кругом и шатром, призвал благословление Древа святых и сделал подношения на алтарь. 

После нескольких минут медитации я увидел благоприятные знаки, говорящие о том, что передача возможна. Выполнив преображение в божество медитации и создав намерение, я отправился в тонком теле в Мир дакинь, практикующих недвойственные тантрические учения. Вход в этот мир визуально располагался высоко вверху. К нему вела лестница, похожая на эскалатор в метро, ступени которой самостоятельно двигались вверх, если встать на них. Однако, чтобы «поехать» нужно было сделать подношение. 

Сосредоточившись, я материализовал несколько золотых монет и поднес на входе к лестнице, просто бросив их на ступени. Лестница быстро пошла вверх и пронесла меня через ворота, которые служили границей между мирами — нашим и Миром дакинь. Некоторое время я пребывал словно в темноте, ничего не различая вокруг. Затем услышал голос, который читал нужную мне тантру, и просто пошел прямо на него. Я слышал звук, но не мог ничего видеть.  

Через некоторое время я приблизился к источнику голоса. Появилось зрение. Это была сидящая дакини — существо женского пола, ростом раза в два больше меня. Я почувствовал себя маленьким ребенком, рискнувшим подойти к тигру. Энергию дакинь я научился узнавать безошибочно после ряда встреч с ними. Мне казалось, что у меня есть нечто общее с этим классом существ. Казалось, дакини уже ждала меня. Судя по всему, она читал эту тантру непрерывно уже много тысяч лет. Звучащая из ее уст тантра была как бы самой ее сутью, ее энергией. Она сама и была этой тантрой, ее сосудом.  

Энергия дакини была нечеловеческой, запредельной и очень отрешенной… Это трудно объяснить. Словно ведешь разговор со сверхразумной, превосходящей тебя горой или планетой. Я, между тем, подумал об этике и самайе, которая принята в ее мире. Ведь, как бы то ни было, все мы — садху, идем по пути, у всех нас должно быть нечто общее, то, что мы признаем и понимаем, хоть и живем в разных мирах и принадлежим к разным расам. 

Я подумал, что, наверное, было бы правильным мне смиренно поклониться ей, сделать подношения и попросить передачу тантры, так, как это мы делаем в мире людей. Но, похоже, дакини совсем не интересовали тонкости человеческого этикета. Голос, произносящий тантру, продолжал звучать, а параллельно между нами, сразу без формальностей и церемоний, начался мысленный диалог. 

Дакини спрашивала о цели моего прибытия, моем видении мира, а я отвечал на вопросы, касающиеся моего интереса к этой тантре, и моего понимания духовного пути. 

У ее голоса была какая-то особая интонация, несущая энергию ее мира. Я до сих пор помню эту интонацию. Она часто служит мне как бы проводником в ее мир. Настрой этой дакини показался мне грозным, ее энергия была напористой, но меня это не смутило. Ведь, чтобы получить знания тайных учений, садху и сиддхи древности совершали куда более рискованные подвиги. 

Приблизившись, она вместо ответа на мою просьбу просто несильно и бесцеремонно шлепнула меня рукой, и я оказался лежащим на «земле». Я просто упал, сбитый с ног этим шлепком. Дакини села сверху и пристально глядя мне в глаза, сверху вниз, продолжила произносить слова тантры.  

Это была именно та самая тантра, которую я так стремился получить! 

Я лежал, совершенно беспомощный, сохраняя присутствие осознанности, и не знал, радоваться ли мне или пугаться. Мои надежды на общую этику людей и дакинь рассеялись как дым. Тантра лилась в мои уши из ее сознания, как внушающая благоговение нечеловеческая интонация, красивая мелодия, наделенная очень глубоким смыслом и энергией. Я не мог даже представить, что она так глубока. Ее земной, бумажный текст, состоящий из слов, с которым я был знаком на земле, оказался лишь бледной копией, отблеском того запредельного сияния вне ума, который исходил из уст этой дакини…  

Что значит передача! 

Я, под воздействием ее взгляда и голоса, погрузился в глубокое недвойственное состояние.  

Затем я почувствовал, как дакини надавила на некие точки в моем тонком теле, и вошел в еще более глубокое понимание, утратив ощущение тонкого тела. Я слышал лишь таинственный голос в пространстве, произносящий текст тантры, и льющееся из него осознавание, которое, входя в меня, вело все глубже и глубже к запредельным, нечеловеческим истинам тайного учения. 

Прошло немало времени. Я продолжал лежать в глубокой медитации, почти не дыша. Голос исчез, а сама дакини словно растворилась. 

Приходил в себя я в своей комнате. Передача прошла успешно. Теперь я знал суть этой тантры. 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*